Tags: Славянск

Strelkov, Стрелков, Игорь Иванович Стрелков, Игорь Стрелков, Стрелков Игорь

Интервью украинскому журналисту Д. Гордону

Всё мной сказанное обязательно будет использовано против меня. В этом у меня не было сомнений изначально. Тем не менее, счел нужным, чтобы на Украине послушали мою прямую речь без искажений.

А здесь читатели (с соблюдением правил) могут обсудить - что я сказал "так/не так", "зря/не зря" и т.п. Обещаю быть "либеральным" при оценке комментариев (троллей не касается).




[Читать дальше]__________________________________

Дмитрий Ильич воистину великолепен! Профессионализма у него не отнять ни разу - "хорОш!" Он уверенно считает (не знаю - на словах или взаправду), что "выполнил блестящую спецоперацию на пользу (т.н.) украины".
Что-ж, иного я и не ждал. В принципе, каждый из нас решал свою задачу. Я тоже свою, судя по всему, решил успешно. И "всевеликий вой и срач" между "укро-патриотами" - тому наглядное свидетельство.


_____________________________

Еще одна маленькая ремарка в отношении "СЕАНСА НЕВИДАННОГО САМОРАЗОБЛАЧЕНИЯ", проведенного Дмитрием Ильичом Гордоном вчера вечером на фоне маленькой толпешки "щирых украинских патриотов".
Без этого красочного шоу, наверное, я-бы еще долго в голове "прокручивал" беседу на предмет: "а стоило-ли оно того?"
Теперь, - с удовольствием читая комментарии на эту ЭПОХАЛЬНЕЙШУЮ ГЛУПОСТЬ, - я точно знаю, что "всё не зря".
Выступление Гордона - лишнее подтверждение моему тезису о том, что "Украина" и РФ - были, есть и останутся осиротевшими детьми разорванной на части Матушки- России... Всё у нас совершенно одинаковое. - И киевские укро-пропагандоны столь-же наногениальны, как их россиянские коллеги.... Разве что, еще более хвастливы и неизбывно провинциальны.
Полагаю, что "щирый патриот Украины" Дмитрий Ильич - нынче "самоубился" почти без всякого моего участия. Чему я искренне рад. Впрочем, иногда - выходя на бой - бывает достаточно просто твёрдо стоять на своём и "не показать спину". И противник, не сумев сдвинуть тебя с места, - разгромит себя самостоятельно.



Strelkov, Стрелков, Игорь Иванович Стрелков, Игорь Стрелков, Стрелков Игорь

ОТЛОЖЕННАЯ ВОЙНА

ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА В ДОНБАССЕ
И ПЕРСПЕКТИВЫ ЕЕ РАЗВИТИЯ

В апреле сего года исполнилось шесть лет с момента, когда было провозглашено создание Донецкой народной республики. С тех пор и началась странная «отложенная война» в Донбассе. Сегодня, с началом комбинированного кризиса в РФ, превратившаяся в потенциальный кинжал, нацеленный в сердце России. Чего нам ждать дальше? Как быть с крупнейшим стратегическим просчетом Кремля?

ОТЛОЖЕННАЯ ВОЙНА, изображение №1


[Читать дальше]
ОТ РУССКОЙ ВЕСНЫ К МИНСКОМУ БОЛОТУ

ДНР провозгласили прямо на площади, перед занятой огромной толпой пророссийских активистов Донецкой областной государственной администрацией (ОГА). Только что «избранным» на митинге «народным губернатором» Павлом Губаревым (вскоре арестованным). В тот же день местными активистами было занято, без активного сопротивления личного состава сотрудников госбезопасности и милиции, здание управления Службы безопасности Украины (СБУ) в Луганске. Там было найдено и частично роздано активистам свыше тысячи единиц стрелкового оружия.

Вплоть до 12 апреля 2014-го (до занятия Славянска группой добровольцев из Крыма) в Донецке и Луганске происходили пока еще почти безкровные – без обоюдных жертв – столкновения. Рубикон оказался перейден именно 12.04.2014 года. Началась гражданская война, которая продолжается и по сей день.

С момента завершения боев за Дебальцево, в марте 2015 года закончившиеся серьезным, но частичным поражением ВСУ (частичным потому, что задачи наступавшим подразделениям ополчения ставились гораздо более решительные, нежели занятие пусть очень важного, но всего одного крупного населенного пункта), линия фронта остается по большей части стабильной. Незначительно изменившись в результате постоянных (и нередко успешных) попыток украинских военных потеснить ополчение на тактическом уровне и занять так называемую серую зону, в 2015 году достигавшую местами нескольких километров между позициями воюющих сторон. В результате таких действий украинским военным удалось заставить подразделения народной милиции ДНР покинуть поселок Широкино на побережье Азовского моря, немного потеснить их в районе южнее Докучаевска и на окраинах Горловки.

К лету 2019 года вся «серая зона» (предусмотренная пресловутыми «минскими договоренностями») полностью перешла под контроль ВСУ, включая населенные пункты, которым не посчастливилось оказаться между позициями противников. Попытки «развести силы», вновь предпринятые осенью 2019 года, были украинскими властями полностью сорваны. Само же «разведение» привело лишь к обострению ситуации на фронте, когда ВСУ попытались не только вернуться на свои передовые опорные пункты, но и занять оставленные корпусами народной милиции территории.

ИЗМАТЫВАЮЩАЯ «МАЛАЯ ПОЗИЦИОНКА»

«Малая позиционная война» на фронте продолжалась (и по сей день длится) почти непрерывно. А на некоторых (наиболее важных с точки зрения командования и политических властей Украины и ДНР) участках не прекращалась ни на один день. В последние годы в каждой военной сводке мелькали названия поселка Коминтерново на юге ДНР, Докучаевска и его окрестностей, поселка Зайцево на окраине Горловки и Ясиноватской автодорожной развязки на окраине Донецка, поселка Желобок и станицы Луганской в ЛНР и т. п. (имеются в виду не только и не столько «официальные» сводки, в которых нередко замалчиваются в угоду «политической линии на примирение» факты столкновений и жертв, а сводки, созданные местными волонтерами с использованием своих личных возможностей).

Изо дня в день льется «стандартный набор» сообщений об обстрелах из 82- и 120-мм минометов, из безоткатных орудий-«сапогов» (СПГ-9) и автоматических гранатометов АГС, из пушек танков и БМП, часто из ствольной артиллерии. Почти ежедневно приходят сейчас данные о вылазках диверсионно-разведывательных групп (ДРГ) ВСУ, о результативных действиях снайперов (в каждой бригаде ВСУ по штату предусмотрена рота снайперов). О пусках ракет ПТУР по военным и гражданским автомашинам в ближнем тылу. О минировании путей передвижения патрулей и дежурных застав. О действиях разведывательно-корректировочных и ударных безпилотных воздушных аппаратов (БЛА).

В ежемесячных сводках (вполне официальных, но нигде не публикуемых, получаемых мной от соратников по 2014 году неформальным путем) фигурируют, как правило, от 20 до 30–35 погибших бойцов корпусов в месяц. Нередко – в периоды обострений – заметно больше. Количество раненых (чаще всего серьезно искалеченных, так как более 80 процентов потерь наносят артиллерия и снайперы) соответственно втрое превышает число убитых.

Потери ВСУ мне, естественно, неизвестны, но предполагаю, что они несколько ниже потерь корпусов, так как солдаты противника, всецело поддерживаемые собственной пропагандой в «войне против российских наемников», не связаны настолько строгим соблюдением безконечных безсмысленных «перемирий». ВС Украины с 2016 года владеют тактической инициативой почти непрерывно, а также повсеместно обладают серьезным (в три и более раз) превосходством в численности, вооружении и количестве доступных боеприпасов.

«Наступательность» намерений ВСУ не менялась начиная с 2014 года ни разу. Украинские политики и военные руководители даже не считали нужным (и не считают сейчас) скрывать, что все «перемирия» ими принимались только и исключительно в тактических целях. А именно: когда ВСУ терпели тяжкие поражения и несли большие потери, то первое и второе минские перемирия позволили остановить успешно наступающие силы ополчения и корпусов. Они дали возможность Киеву пополнить войска людьми и техникой, обучить личный состав и избежать самого страшного – полной дестабилизации и крушения еще тогда непрочной«майданной власти» в результате военных поражений.

По сути ВСУ продолжают вести ограниченные военные действия в рамках «тактической паузы», поскольку пока не уверены в возможности быстрой и решительной победы над регулярными частями и соединениям ВС РФ. В случае, конечно, если они придут на помощь ЛДНР при полномасштабном наступлении на Донецк и Луганск. Когда данная опасность окажется полностью устраненной или хотя бы сведенной к минимуму (например, в результате внутриполитических изменений в РФ, которых страстно и небезпочвенно ожидают в Киеве), то наступление ВСУ станет не просто возможным, но и неизбежным.

НАДЕЯТЬСЯ ПРИХОДИТСЯ ЛИШЬ НА «СЕВЕРНЫЙ ВЕТЕР»

Силы корпусов ЛДНР украинских военных в роли противника не особенно беспокоят, так как ВСУ имеют достаточно объективные данные об их, мягко говоря, невзрачном состоянии. Ведает враг об этом благодаря многочисленной агентуре, внедренной в корпуса и органы власти ЛДНР, а также с помощью хорошо поставленной с западной помощью технической разведки. В первую очередь Киев хорошо осведомлен насчет реальной, а не «списочной» численности корпусов, об их истинной комплектации штатным вооружением и техникой, о «процентах исправности» данной техники и «текучки» сколько-нибудь опытного личного состава. Как и относительно крайне низкого качества большинства командных кадров и – немаловажно! – морального духа военнослужащих. Хотя и в самих-то ВСУ лишь немногие части и соединения могут похвастаться хорошим боевым духом, в «армиях» маленьких республик положение ничем не лучше.

Все указанные факторы (особенно моральный) позволяют командованию противника рассчитывать на стремительный прорыв чрезвычайно «разреженных» корпусов, испытывающих хроническую, огромную нехватку личного состава. Ведь они сильно растянуты, за тонкими передовыми их позициями почти ничего нет, кроме тоже очень скромных тактических резервов. По моим собственным оценкам, в случае полномасштабного наступления ВСУ по всему фронту (или хотя бы на всех основных направлениях) украинские военные имеют неплохие шансы выйти к границам народных республик с РФ на большей части ее протяженности к началу третьих суток боевых действий. Конечно, если сами укры примутся действовать грамотно и решительно, чем раньше они, впрочем, особенно не отличались.

С наибольшими трудностями ВСУ при этом столкнутся не при прорыве фронта и не в борьбе с куцыми корпусными резервами, а при «зачистке» крупных городских агломераций. Ведь масса бывших ополченцев, не состоящих по разным – объективным и субъективным – причинам на службе в действующих корпусах и не испытывающих никаких иллюзий в собственной судьбе при победе ВСУ, неизбежно возьмется за оружие. И окажет пусть плохо организованное, но весьма ожесточенное сопротивление. Но эту задачу при условии невмешательства (или запоздалого вмешательства) ВС РФ «уважаемые киевские партнеры Путина» обоснованно рассчитывают решить в течение одной-полутора, максимум двух недель.

«Северный ветер» – вот тот «жупел» укровоенных, которого они панически боятся в случае наступления и который сдерживает их от немедленного разгрома корпусов. Они-то отлично понимают, что даже при самом благоприятном для них раскладе долго и успешно воевать против РФ их незалежная не в состоянии. А «западные союзники», может, и пришлют пусть даже много списанного оружия, но участвовать войсками ни за что не «подпишутся». Поэтому в Киеве предпочитают дожидаться, когда в Российской Федерации разразится смута или произойдет «дворцовый переворот», который приведет к власти завзятых либералов типа Кудрина. Напомню, одного из «лично подтвержденных» соратников Путина, открыто выступавшего (и по сей день выступающего) против «оккупации» Крыма, не говоря уже о Донбассе.

ЕСЛИ В ВАШИНГТОНЕ ЗАХОТЯТ ЦУСИМЫ ДЛЯ МОСКВЫ

Другое дело, что в определенной политической ситуации смуты в РФ, которая становится с каждым годом (а теперь и месяцем) все более вероятной, американские кураторы заставят ВСУ начать наступление. Киевские власти (в этом нет совершенно никакой разницы между кланами Порошенко и Зеленского) абсолютно зависимы от внешней поддержки, не столько военной, сколько политической и самое главное – финансовой. Допустим, в США на уровне «властвующей элиты» решат подтолкнуть назревающий в РФ внутриполитический кризис к быстрому (обвальному) разрешению путем нанесения Российской Федерации унизительного военного поражения. В этом случае ВСУ будут немедленно брошены в наступление без всякой оглядки на собственные «хитрые планы» их киевских политшефов.

Тут напрашиваются аналогии с Русско-японской войной 1904–1905 годов. Именно разгром 2-й Тихоокеанской эскадры в Цусимском сражении и тяжелое поражение сухопутной армии в сражении при Мукдене стали спусковыми крючками последовавшей первой русской революции. Сама революция в свою очередь вынудила власти Российской империи смириться с поражением в войне, которая с военностратегической точки зрения вовсе не была проиграна.

Ситуация в Сирии, где экспедиционный корпус РФ действует в значительном отдалении от баз снабжения, создает предпосылки для возможной «Цусимы». А «Мукденом» может стать поражение в Донбассе и сдача Донецка и Луганска, населенных в подавляющем большинстве теперь не просто русскоязычными украинцами, а уже полноправными гражданами РФ. Такие гипотетические поражения не могут не деморализовать еще оставшихся дисциплинированных защитников «режима» (как его именуют в близких к правительству РФ «либеральных» СМИ) и не подтолкнуть всех его многочисленных, резко взросших в числе фоне социально-экономического кризиса противников к массовым акциям протеста. Кстати, такие сценарии вовсе не являются исключительно плодом моего воспаленного воображения. Их активно обсуждают в украинском сегменте Интернета, в том числе на вполне солидных и близких к киевским правительственным кругам аналитических площадках.

Необходимо четко осознавать: если бы власти РФ всерьез надеялись на возможность выйти из режима международных санкций путем полной сдачи Донбасса своим «уважаемым киевским партнерам», ЛДНР уже давно прекратили бы существование. Оную сдачу, кстати, можно было бы обставить в российских СМИ не только как свидетельство «вероломства киевских властей», но и как «наглядный пример неспособности жителей Донбасса реально постоять за свою независимость». Собственно, все заранее мертворожденное минское миротворчество (о котором лично я никогда – начиная с осени 2014 года – иначе не отзывался) и было нацелено (что при кураторстве Суркова, что при Козаке) на обмен Донбасса на Крым. С последующим отказом от поддержания Киевом международных санкций и всесторонним урегулированием всех остальных спорных вопросов.

ОБМЕНА ДОНБАССА НА КРЫМ НЕ ПОЛУЧИТСЯ

В шестую годовщину военно-политического противостояния только полный идиот еще может верить в то, что всецело поддерживаемые всем международным сообществом (Куба и Никарагуа не в счет) «киевские партнеры» вдруг пойдут на компромисс в данном вопросе. Они успели набраться военных сил и укрепиться у власти. «И Донбасс, и Крым, а потом – платить и каяться! Каяться и платить, платить, платить!» – вот так выглядит «незалежный» список политических требований к Кремлю. Начиная с 2014 года и по сей день. Максимум, на что «партнеры Владимира Владимировича» согласны, – получать уступки не все сразу, а последовательно. Сначала Донбасс, затем Крым, а потом репарации и контрибуции. И данная позиция вгоняет в ступор даже самых гибких московских дипломатов, способных реагировать на нее только одним способом: засунув голову в песок в надежде, что все когда-нибудь само рассосется.

Допустим, что случится тайно согласованная московскими и киевскими «уважаемыми партнерами» сдача ЛДНР в ходе краткосрочной (в несколько дней) военной кампании. Но и при таком сценарии никакого «дальнейшего урегулирования» не последует. Дальше обнаглевшие и уже предвкушающие полную победу «уважаемые партнеры» примутся «прессовать» уже не корпуса народной милиции (их больше не будет), а российские войска и пограничников непосредственно на границе, на крымских перешейках.

Список требований Киева только возрастет. РФ же в качестве «бонуса» получит несколько сотен тысяч безконечно озлобленных на власть (и лично на президента РФ) беженцев – граждан Российской Федерации. Терять которым будет особенно нечего, так как ни жилья, ни работы власти РФ им в текущей сложной экономической ситуации гарантированно не предоставят. В общем, минусов много, а плюсов никаких.

Вместе с тем признать совершение шесть лет назад серьезнейшей стратегической ошибки в подходе к «украинскому кризису» в Кремле органически неспособны. По моему глубокому убеждению, в сей кризис либо не следовало влезать вообще, либо, раз уж влезли, идти до конца. Вплоть до исчезновения «Украины» как субъекта международного права или хотя бы до установления в Киеве по-настоящему дружественного политического режима, способного признать Крым в составе РФ. Ведь Путин умудрился лично и публично взять на себя ответственность за Минские соглашения. В такой ситуации свалить ответственность на пресловутого Суркова (который, думаю, как раз готовый текст «гениального плана урегулирования» первому лицу и подсунул), конечно, можно, но не имеет смысла. Никто уже не поверит. И вот тут начинается самое неприятное: без хотя бы молчаливого признания ошибочности стратегии, на реализацию которой бездарно угрохали массу жизней, огромные ресурсы и шесть долгих лет, новую стратегию разработать и осуществить невозможно. Прятать голову в песок какое-то время еще, наверное, можно, как и в зашедшей в полный тупик (и тоже изначально безсмыленной) интервенции в Сирию.

Можно и дальше (опять же лишь какое-то время) тупо ждать, когда «партнеры» нанесут свой удар, чтобы потом попытаться придать своим ответным действиям какую-то легитимность. Хотя это тоже предельно глупо: «международное сообщество» все равно поддержит любые действия Украины на ее «суверенной территории», выразив Киеву какую-нибудь «озабоченность», а Москве немедленно определив новые удушающие санкции.

ЦЕНА ВЕРХОВНОГО ЛЕГКОМЫСЛИЯ

На основании изложенного сделаю основные выводы.
Первое. Попытки мирного урегулирования на основе некоего компромисса между Москвой и Киевом полностью провалились.

Серия серьезнейших уступок Москвы оказалась провальной. Начиная с отказа от политического закрепления уже достигнутой в сентябре 2014 года военной победы и заканчивая недавней капитуляцией «Газпрома» в вопросе транзита российского газа по украинской газотранспортной сети. Киев и стоящие за ним власти США ждут только полной капитуляции РФ по всем направлениям. Однако по сей день ни о какой смене курса в отношении затянувшегося конфликта центральная власть не говорит.

Второе. Война не закончена, в сегодняшних реалиях закончена не будет и продолжится до решительной победы (полной капитуляции) одной из сторон в будущем. Капитуляция ЛДНР (если она состоится) станет прологом общей капитуляции РФ в российско-украинском конфликте вокруг Крыма.

Переход боевых действий в активную фазу в Донбассе возможен в любой момент, причем инициатива сейчас всецело на стороне Киева.

Третье. В текущей тяжелой социально-экономической ситуации, чреватой нарастанием социальнополитической нестабильности в самой РФ, даже такая вялотекущая война, какая идет сейчас, станет для Москвы весьма тяжелым обременением, от которого она и хотела бы избавиться. Хочет, да не может без последующих кратно больших потерь.

С точки зрения профессионального историка (каковым я собирался и мог стать в молодости), ситуация с военно-политическим конфликтом в Донбассе служит прекрасной демонстрацией того, как легкомыслие и личная безответственность управляющей страной элиты губительно отражаются на судьбах миллионов людей, оказавшихся в зависимости от данных элит и персоналий.

Военно-промышленный курьер №15 (828) за 21-27 апреля 2020 года




Strelkov, Стрелков, Игорь Иванович Стрелков, Игорь Стрелков, Стрелков Игорь

4 июля 2014 года, Славянск

Часть 1

Решение о выходе из Славянска было принято накануне - в ночь с 3 на 4 июля - после того, как в штаб пришло известие о потере Николаевки и тяжелом ранении "Мачете" - командира вновь сформированной Николаевской роты (в основном - из уцелевшей части Ямпольского гарнизона с добавлением бойцов комендантской роты). "Мачете", как доложили, был тяжело ранен осколками в обе ноги, судьба значительной части его бойцов была не известна, так как они были отрезаны в посёлке от дороги на Семёновку-Славянск. Уцелевшие отошли в сторону Семёновки.

После того, как Николаевка пала, мы лишились последнего узла дорог, через который можно было - в обход блок-постов ВСУ между Славянском и Краматорском - получать снабжение из Донецка. Узкий коридор, остававшийся в нашем распоряжении, шириной 2-3 километра - простреливался артиллерией с Карачуна - наши ночные снабженческие конвои уже несли потери при каждом передвижении по грунтовой дороге. По этой-же единственной дороге производилась и эвакуация раненых.

[Читать дальше]Уже 3-го июля на эту дорогу вышло подразделение ВСУ силами до взвода с легкой бронетехникой (в т.ч. "хаммерами") и заняло местную господствующую высоту, но, простояв несколько часов, ушло обратно на восток. То-ли из-за отсутствия поблизости источников воды, то-ли опасаясь, что ночью будет атаковано (и, действительно, если-бы укры попытались там окопаться - у нас не было-бы иного выхода, как их брать штурмом). Тогда-же был - силами нескольких танков и БМП атакован передовой пост на дороге юго-восточнее Семёновки вдоль ирригационного канала. Насколько помню, двое ополченцев были убиты, еще один - ранен (у ополченцев имелись только одноразовые РПГ), но - наткнувшись на сопротивление, противник все-таки отошел.

Оценка обстановки была совершенно безрадостная. Противостоять в полевом бою мощной тактической группе врага, охватывающей нас с востока - мы не могли, не покинув город. Да и собрав все силы - наши подразделения в разы уступали-бы по боевой мощи атакующей группе противника, так как противостоять 2 танками и 10 другими исправными бронеединицами (2 БМП, 2 БМД, 1 БТРД с ЗУ-23-2, 1 БТР, 2 ИМР и 2 "Нонами") целому усиленному механизированному батальону, в котором одних исправных танков было более 20 - да еще под огнем полутора десятков батарей тяжелой артиллерии и РСЗО - было-бы практически невозможно (Не говоря уже о том, что у нас полностью отсутствовали средства мобильной тактической радиосвязи, а 2/3 ополченцев еще не были "обстреляны" ни в одном серьезном столкновении, с опытными и обученными командирами же было все "совсем плохо"). Мы имели еще некоторые шансы в обороне - в Семёновке сидел уже достаточно опытный и хорошо врывшийся в землю гарнизон, однако я прекрасно знал - сколько у нас имелось боеприпасов... А с ними дело обстояло точно так же, как и со всем остальным - 28 снарядов - на оба танка, около 60 минометных мин на все 9 минометов, относительно много - 80 выстрелов - имелось на 2 "Ноны"... Выстрелов на РПГ-7 было по 3-4 на гранатомет (к тому-же, как показали предыдущие бои - каждый второй выстрел не срабатывал), на ПТУРы - по 2-3 выстрела (при том, что на 3 попытки приходился, в среднем, один нормальный выстрел), а наиболее многочисленные имевшиеся одноразовые РПГ-18 - не срабатывали практически совсем... Мало было боеприпасов на 30-мм пушки БМП и 73-мм пушку "Гром" БМД-1, очень немного было выстрелов к СПГ-9.

Относительно достаточно удалось накопить только боеприпасов для стрелкового оружия, выстрелов к АГС и ПГ - по моим прикидкам - на 3-4 дня интенсивных боев (при определенной экономии) - нам-бы хватило. Для уличных боев был накоплен запас РПО "Шмель" (в полевом бою практически безполезных). Но противник использовал против нас тактику "танки-артиллерия-танки" - Понеся чувствительные потери в людях под Ямполем, - он предпочитал нащупывать бронегруппами узлы нашей обороны и потом засыпать их снарядами... чтобы потом вновь послать вперед танки и за ними БМП. - Вполне эффективная тактика против легкой пехоты совсем без противотанковой артиллерии и с острейшим недостатком ручного противотанкового вооружения.

Впрочем, обо всем этом я уже неоднократно писал и говорил. Так или иначе, в ходе многочасовых ночных раздумий, я пришел к выводу, что морально-психологическое и военно-политическое значение дальнейшего удержания Славянска - более не перевешивает неминуемую угрозу его полного блокирования с последующим разгромом гарнизона. Имея более тысячи вооруженных бойцов и примерно 400-500 невооруженных волонтеров в тыловых подразделениях - оставаться в безнадежной осаде без запасов продовольствия и почти без боеприпасов - означало их бездарно погубить. Подведя черту под своими раздумьями - я решил твердо исходить строго из военной целесообразности, а она на все 100% требовала немедленного (пока противник окончательно не затянул горлышко "котла") - выхода из окружения.

Соответственно, в 8 часов утра мной были вызваны первые командиры, которым я наиболее доверял - начальник штаба (Эльдар Хасанов), начальник тыла ("Батя") и начальник артиллерии. Им требовалось более всего времени "на сборы" - поэтому они были предупреждены раньше всех. Никаких совещаний не проводилось - я просто довел до них свое окончательное решение и отдал необходимые распоряжения по скрытной подготовке к эвакуации. Командиров рот я вызывал в течение дня строго по одному - в порядке дальности их расположения от точки выхода из города. Сначала был вызван и предупрежден "Дружок", далее - "Козырь", "Тор", потом - "Царь", далее - "Гера" и т.д. 5 рот, штаб, тыл, минометная батарея, бронегруппа, - должны были выходить на транспорте через Черевковку. Семёновский батальон (3 роты с приданными подразделениями) - частично на транспорте (минометы, тяжелое пехотное оружие), но большей частью - своим ходом (пешком) - напрямую на Краматорск.

Часть 2

Все необходимые распоряжения по маскировке предстоящего прорыва (я ожидал, что прорыв пройдет с серьезным боем) были доведены до каждого командира индивидуально.

В 10 утра я собрал обычное совещание, на котором поставил стандартные утренние задачи - включая усиленные фортификационные работы по всему городу (строительным взводом руководил сын экс-мэра Пономарева, которому я не слишком доверял - я не думал, что он может предать, но он в одной из ситуаций проявил себя очень неуверенно, он был проинформирован позже - одним из последних). И весь день гражданские волонтеры-строители и бойцы комендантской роты "не за страх, а за совесть" работали на укреплениях.
Как сейчас помню - всего лишь за час до снятия штаба - я мог наблюдать из окна как двое крепких ополченцев, обливаясь потом, старательно копают траншею полного профиля на другой стороне улицы. Делалось это исключительно в расчете на разведывательные безпилотники противника и его агентуру в городе - они должны были подтверждать для врага готовность к упорной обороне.

Сразу после совещания ко мне явились вызванные заранее 2 "стрингера", работавшие на "Лайф-Ньюз" (единственные оставшиеся в городе российские журналисты, все остальные покинули - все в один день - Славянск за 4-5 суток до того... точно уже не помню). Им (прекрасно понимая, что через полчаса всё будет "нарасхват" в интернете) - дал прочувственное ("со слезой") интервью о том, что "город будем отстаивать до последней капли крови". Тоже - исключительно в расчете на "украинских партнеров Владимира Владимировича".
Также были даны подробные указания командирам о пользовании мобильной связью - чтобы на развернутых в глубине Карачуна станциях радио-перехвата как можно дольше оставалась "статичной" картина наших переговоров и перемещений отслеживаемых аппаратов. Также мной были специально проведены несколько "образцово-показательных" переговоров, которые должны были быть перехвачены и доложены руководству - как свидетельство намерений "сумасшедшего реконструктора" обязательно героически умереть в Славянске.

Еще ранее я связался по закрытой линии с "Хмурым", объявил о своем решении и обговорил с ним все детали предстоящего выхода, в ходе которого он должен был - силами подчиненного гарнизона - максимально отвлечь на себя внимание обитателей Карачуна, имитируя подготовку к атаке. Также он должен был выслать со стороны Краматорска разведку по дороге на Славянск, чтобы войти в соприкосновение с группой разведчиков из роты "Тора", высланных для проверки дороги с самого утра. Кроме того, он должен был прислать мне несколько человек, которые могли-бы ночью - в качестве проводников - сопровождать командиров колонн по той самой дороге, по которой будем выходить. (Надо отметить - все поставленные задачи "Хмурый" тогда выполнил досконально и успешно).

К 12 часам я получил доклад о том, что дорога "чистая" и сразу отправился в расположение нашей медсанроты к "Лёле", которой приказал немедленно собрать всех имевшихся больных и раненых - включая тех, кто лежал в городской больнице (тяжелораненые вывозились ежедневно сразу после получения ранений в Донецк, в медсанроте находились легкораненые, больные и выздоравливающие) и - вместе с персоналом, охраной и оборудованием - немедленно эвакуироваться в столицу ДНР. При этом я "прозрачно намекнул", что, по всей видимости, они станут последними из гарнизона, кто вообще сможет покинуть город. (Был твердо уверен, что начмед обязательно расскажет это по телефону нескольким абонентам и ее рассказ будет услышан теми, кому положено его слушать у противника).
В районе 14 часов медсанрота вышла на дорогу и далее благополучно добралась до Краматорска.

С этого момента - постепенно разворачивались эвакуационные мероприятия. Вызывались командиры. уточнялись задачи. Но до самого вечера большинство бойцов в линейных ротах и боевых подразделениях не знали, что мы уходим. Даже артиллеристы - выезжавшие на рекогносцировку ночных позиций (перед выходом минометчики должны были выпустить в сторону "Стеллы" весь оставшийся немногочисленный боезапас - чтобы дополнительно отвлечь внимание и имитировать "штурм") - были уверены, что мы пойдем ночью в атаку.

Часть 3

В течение дня начальники тыловых служб и командиры в экстренном порядке собирали по всему городу немногочисленный оставшийся транспорт. До последнего дня я категорически запрещал насильственные реквизиции, но тут уж пришлось не просто их разрешить, а приказать изымать все автобусы и грузовики, пригодные для эвакуации людей и техники, какие удастся найти.

Главное, чего я стремился достичь - это максимальной скорости подготовки. Понимал, что как-бы ни были досконально разработаны маскировочные и дезинформационные меры - противник начнет догадываться о наших намерениях по косвенным признакам чем дальше - тем больше. Неожиданность - только она могла нам помочь. Вся ставка была на нее. Именно этим объясняются многочисленные "потеряшки" - кого-то из людей не успели предупредить, кто-то ушел "на побывку" домой, какие-то посты и заставы (особенно - в Семёновке и к востоку от нее) - командиры не успели или не озаботились (и такое было, к сожалению) вовремя (и даже вообще) снять с позиций.

В 9 часов вечера (на час ранее, чем обычно) я провел последнее вечернее совещание командиров... На котором "начальник контрразведки" "Абвер", на пример, впервые узнал о том, что мы выходим из города... (после его нетрезвых подвигов в Донецке моё доверие к нему сильно упало). На его недоумение - я поставил ему на вид, что начальник контрразведки должен одним из первых узнавать о решении командира - даже не будучи поставленным в известность...

Все телефоны командиров рот - должны были (после удаления всех адресов и звонков) - оставлены включенными на месте (и я свой оставил). Все бумаги - уничтожены. Я предупредил, что, вероятно - противник все-таки уже знает о наших намерениях и постарается нас разгромить на марше (все возможности у него к тому имелись), поэтому поставил задачу тем - кто прорвется - сосредотачиваться в Краматорске, определил 2 заместителей на случай своей гибели и распределил между командирами проводников - каждому "с рук-на-руки" по одному лично. Число предполагаемых безвозвратных потерь - я оценил в треть личного состава.

В 22.00 я снял свой штаб... С этого момента управление Славянским гарнизоном мной было полностью потеряно, так как телефонные линии уже не работали, использовать мобильную связь было нельзя, ординарцы отправились по своим подразделениям (да они были-бы уже безполезны), а НИ ОДНОЙ ИСПРАВНОЙ АРМЕЙСКОЙ РАЦИИ (впрочем, как и специалистов, способных наладить нормальную радиосвязь и поддерживать ее в рабочем состоянии) у меня в распоряжении не имелось... С 22.00 - уже почти ничего нельзя было изменить и последствия всех ошибок и недочетов, которые были допущены при планировании выхода из "мешка" (а они были) - стали неизбежностью.



Strelkov, Стрелков, Игорь Иванович Стрелков, Игорь Стрелков, Стрелков Игорь

О выборах

Вынужден вновь вернуться к ситуации с выборами на Донбассе (хотя до вечера - до записи видео - не планировал вообще их касаться).

Ситуация крайне интересная со всех точек зрения:
Пожалуй, - впервые с осени 2014 года - Сурков не может простым своим решением "протолкнуть" своего кандидата - Пушилина. Не может своим приказом снять с выборов его конкурентов или просто отправить их "на подвал". Теперь он вынужден задействовать все свои "резервные рычаги" - в виде заранее расставленных кадров, денег, угроз, посулов и прочего "современного политтехнологического инструментария".
Все эти рычаги - очень сильны, но... все-таки не дают гарантии нужного "пушному зверьку" быстрого и решительного результата.


[Читать дальше]А результат необходим, что называется, "позарез" - поскольку ДНР - практически последняя "вотчина", в которой "Великий Комбинатор" по сей день оставался почти всесилен. Уже даже в ЛНР Владислава Юрьевича (Асланбека Андарбековича) не то, что "посылают", нет... его просто спокойно и тихо игнорируют. Вообще игнорируют - не ссорясь, не пытаясь противостоять медийно или аппаратно... просто всех его людишек "зачистили", а на "вызовы на ковер" не отвечают (и не приезжают).
Абыдно, да? И, главное, не просто "абыдно", а еще и предельно опасно... Ведь если вип-чиновника начинают считать "пустым местом" формально нижестоящие, то скоро он будет восприниматься таковым и среди "условно равных". И никакие стишы "про окраины рая" не помогут. И останется наш "талантливый полукровка" совсем-совсем одиноким... А где полное одиночество - там скорая потеря влияния, власти и денег.

Проще говоря - у Суркова в "кураторстве" ДНР теперь есть конкуренты и эти конкуренты твердо намерены не допустить к власти дико непопулярного у населения гнуса - Дениса Пушилина.
По каким причинам? - Вряд-ли по государственным или "альтруистическим" (прислушиваться к "гласу народа" в околокремлевских кабинетах не привыкли "от слова вообще").
Но нам-то какая разница?
Для нас - патриотов России и защитников Новороссии - не столь важны мотивы разнообразных "кураторов". Важнее всего - не допустить к власти в ДНР самое конченое дерьмо, какое только можно вообразить и по сравнению с которым любой другой кандидат - "образец порядочности и совершенства".

Пушилин - это скорая сдача Донбасса украм. И никак иначе.
Пушилин - это внутренняя смута и распад даже того подобия "республики", каковая существует на сей день.
И (с учетом недавних публикаций "дорогих украинских партнеров"), очень вероятно, что Пушилин - "двойной агент" СБУ. И его "сурковская" принадлежность тому никак не помеха, поскольку сам Сурков - по множеству косвенных свидетельств - с "киевскими партнерами" связан отнюдь не только формальными делами в рамках "минского переговорного процесса". Поскольку буквально все сторонники России (и просто противники киевской хунты) на Украине, которые пытались за минувшие годы работать с его людьми - почти сразу оказывались в лапах СБУ или были вынуждены срочно бежать в РФ.

Не могу исключать, что очень скоро доказательства прямого предательства Суркова и Пушилина появятся в "Ютубе". И выложит их не только СБУ.

А Павлу Губареву я хотел-бы пожелать только одного - выдержки.
Он - единственный реальный кандидат, которого могут "проглотить" наши московские "кураторы" и который (пусть далеко не идеал) дает надежду на изменения к лучшему в запущенной и разворованной сурковской мафией республике.


В дополнение к написанному. Рекомендую ознакомиться с публикацией Тинянского.
Тинянский не замечен в публикации фейков. Его информация, как правило, подтверждается.

Трудовые коллективы крупных предприятий ДНР и бюджетников предупредили не только о последствиях голосования за Павла Губарева на выборах главы. Им запретили даже ставить свою подпись за выдвижение Губарева в подписных листах.
За нарушение грозят увольнением.
На подавление Губарева брошен огромный административный ресурс.
Позиции Пушилина уже не кажутся беспроигрышными и незыблемыми.
В стане кураторов мандраж.
Оказалось, что далеко не все под контролем. Остается ломать. Но есть нюанс: Донбасс сжат, как пружина и продолжение беспредела грозит взрывом. И он может быть очень громким и это чревато выбросом в инфополе рф горькой правды о происходящем на Донбассе, и никакими рисованными победами это не перебить.Те, кто рулил Донбассом переиграли сами себя.

П.С.: Презентация книги "85 дней Славянска", запланированная на 30 сентября в Донецке, не состоится.
Причина запрета - намерение участвовать в презентации Павла Губарева.


Strelkov, Стрелков, Игорь Иванович Стрелков, Игорь Стрелков, Стрелков Игорь

Четвертая годовщина начала Славянской эпопеи

Сегодня четвертая годовщина начала Славянской эпопеи.



Уже четвертая... Как сжалось время, как много всего изменилось за 4 года! И продолжает меняться с растущей динамикой (как ни пытаются всеми силами "затормозить" наши наногинальные"одиночки-харизматики" - получается всё хуже).
Смута стала неизбежной (она уже началась), но мы по-прежнему на распутье - куда пойдет Россия дальше. И путей по-прежнему только два:
- через смуту к развалу;
- через смуту к возрождению.
Люди прошлого, не желая признавать тот факт, что они - уже "история" (крайне неприглядная, унылая и жалкая, к сожалению), отчаянно цепляются за власть с одной целью - не идти никуда. Но идти придется. А если не пойдем сами и будем упираться - нас всех все равно снесет нарастающим селевым потоком, подпирающим сзади.
Как бы то ни было - Славянск (а до него - Крым) - стали "точками невозврата" в гнилое вонючее болото "путинской стабильности" - в которой мы гарантированно догнили-бы до основания - просто немного позже. И шанс на позитивные изменения для России и русского народа у нас появился и пока остается.
Русская Весна не умерла. Она загнана в подполье, заморожена, занесена "снегом" лжи и трусливой ненависти властьпридержащих. Но ветры перемен, возможно, еще сметут наносы и Всевышний даст нам победу по трудам нашим.



Strelkov, Стрелков, Игорь Иванович Стрелков, Игорь Стрелков, Стрелков Игорь

Комментарий текста Александра Жучковского

Прошу внимательно прочитать текст Александра Жучковского по указанной ссылке.

А потом прочитайте то, что написал мне в личку человек, до самого недавнего времени проживавший на Донбассе и служивший в нашем штабе в Славянске весной-летом 2014 года (служивший и позже). Известный мне лично и пользующийся моим доверием:


[Читать дальше]
"По поводу народных настроений в самом ДНР а именно в г. Горловка т.к. сам именно с нее. По моим ощущением в среде моих знакомых и знакомых моих знакомых перешел существенный перелом настроений начавшийся с середины 15 года. Вера в молодую растущую республику а вместе с ней и Россию стремительно падают. Отношение к военным в основной среде выливаются одним емким словом ДэНэРы. Т.е. люди не видят в них защитников а тихо ненавидят и терпят только потому что те с оружием. Не секрет что больше 50% населения по тем или иным причина ездят на Украину (учеба, родственники, пенсия и т.д.) Так вот, кто бы что не говорил и не рассказывал про ужасы прохождения таможни в укропии, но наши своей жадностью, цинизмом и хамским отношением бьют все рекорды. Во первых хохлы поставили полноценную таможню с достаточным количеством персонала который быстро и четко делает свои обязанности. На который можно пожаловаться и который ведет себя в рамках приличия в большинстве случаев. То что происходит у нас описывают так: "смешались люди, кони". Бизнес на перевозки идет полным ходом. Платники идут без очереди, остальные стоят. Сейчас во всю лютует таможня. Например есть запрет ввоз сыра, колбасы, мяса, сала. Люди едут с Украины закупив это не потому что ему так хочется, а потому что там это дешевле почти в 2 раз. Он проходит укров и наши доблестные таможенники конфисковывают все это себе в карман.
Большая часть честно и откровенно ждет Украину. И самое страшное, то что мы теряем молодежь. Даже разговаривая на русском языке они себя самоидентифицируют украинцами. А то что они говорят на русском их это не сколько не смущает "ну мы живем в русскоговорящем регионе". (конец цитаты)


Текст Жучковского:

Игорь Стрелков - человек, с чьим именем неразрывно связан начальный - критически важный, решающий - момент Крымского "переходного периода" и Донбасского восстания. Поэтому его личность и роль в событиях в Крыму и Донбассе будет обсуждаться всегда. Также как многие десятилетия и столетия идут споры о других людях, чья роль в военной истории нам известна. Так что нет ничего необычного в том, что все горячо обсуждают Стрелкова (с любовью или ненавистью, равнодушных нет) и спорят о нем сейчас, спустя три с половиной года. И не обязательно критика в его адрес связана с платной работой по его дискредитации (не знаю как в данный момент, но раньше такая работа точно велась). Так как оценки событий разнятся, взаимоотношения со Стрелковым у всех складывались по всякому, то и отношение к нему соответственно разное - от восторженного до резко негативного.

Сейчас очередное обострение вызвал текст Андрея Бабицкого, ссылку на него сам Стрелков давал на своей странице. Не касаясь личности Бабицкого (он хоть и в ДНР, я с ним не общался, да и не стремлюсь), текст сам по себе недостойный и похабный, равно как и комментарии автора к нему и другим отзывам - например в Фейсбуке у Александра Чаленко, который с очевидным удовольствием высказался по следам Бабицкого. Текст Бабицкого, его матерные нервические комментарии говорят о нём самом наглядно и характерно.

Что касается Стрелкова. Я не сторонник "вождизма", не люблю, когда делают кумиров, соглашаясь с каждым словом оного, и отрицая всё, что такому слову даже в малой степени противоречит. Это сектантство, которое проявляется вокруг всех авторитетных людей. Есть сектанты и среди сторонников Стрелкова. Плохо, когда люди "верят в истину авторитета, а не в авторитет истины" (не помню, кто сказал).

Недавно меня спросили, "верен" ли я Стрелкову. Мне такая формулировка не понравилась, еще бы спросили - "верую" ли я в Стрелкова. Вопрос верности лидеру может (и должен) стоять, если речь идет о военной или революционной ситуации, или когда политическая группировка во главе с этим лидером решает масштабные задачи, где от верности или предательства могут зависеть национальные интересы и судьбы людей. Сейчас Стрелков не выполняет такие задачи, не находится в революции или на войне, а его сторонники не связаны какими-либо формальными или неформальными обязательствами "верности". Нужно не "верность хранить", а взаимное уважение. Которым Стрелков и пользуется среди ветеранов ополчения.

Безусловным лидером и "вождем" он был для всех нас на Донбассе, потому что лидерство, "вождизм" - на войне вещи естественные и необходимые, без них ни одна победа невозможна. Сейчас Стрелков, как он сам себя называет, - общественный деятель, делающий и пишущий то, что считает нужным. Относиться к нему как к вождю и гуру не следует - ему это и самому вряд ли нужно. По той же причине не следует относиться к Стрелкову, как к "не оправдавшему надежд", "несостоявшемуся лидеру нации" и т.п. - это обратное проявление того же вождизма, только эти в вожде разочаровались и поливают грязью того, кого вчера превозносили.

Лично мне не нравится в Стрелкове то, что он в основном "на негативе". В его выступлениях и текстах - полная безнадёга и беспросветность. Всё плохо, ничего уже не исправить, надо ждать конца, а там разберёмся. Я не считаю себя глупым человеком, кажется более-менее здраво оцениваю российские реалии, общаюсь с большим количеством людей. И такая позиция Стрелкова мне представляется чрезмерным "сгущением красок". Об этом надо бы писать подробнее, но сейчас не буду, мысль и так понятна. Это моё личное мнение. Которое не может помешать мне со Стрелковым сотрудничать и сохранять к нему уважительное отношение.

Ещё, наверно, наши позиции отличает отношение к сотрудничеству с разными людьми, которые, на взгляд Стрелкова, являются порочными, безыдейными и т.д. Для меня в некотором смысле цель оправдывает средства. Я считаю, что можно сотрудничать с кем угодно, если для дела полезно и не вредит репутации (конечно всегда есть люди, с которыми даже один контакт будет "токсичным") - будь то хоть либерал, хоть представитель "кровавого режима" (каковым, кстати, не так давно являлся и сам Стрелков). Многие патриотические люди могут в меня плевать, но я не считаю подлецами всех людей, которые сотрудничают, например, с Сурковым. Я уже писал ранее о своей положительной оценке Союза добровольцев Бородая, который "под Сурковым", но который спасал от депортации на Украину ополченцев. Одна спасённая жизнь и свобода нашего человека стоит сотрудничества хоть с Сурковым, хоть с Кадыровым. При всем моём негативном отношении к обоим (думаю есть разница между "работать на" и "сотрудничать с"). В конце концов, это работа не столько с конкретным человеком (который может быть и подлецом), сколько с ресурсом, который представляет этот человек (у ресурса нет характеристик).

Знаю, что некоторые меня называют человеком циничным и беспринципным, но меня это не трогает. Мне важен результат, причем результат не мой личный, а результат дела, которое я считаю правильным и нужным людям. Может Стрелков в этом отношении человек более бескомпромиссный, но я на это качество и не претендую (компромисс не может быть зазорным, если преследует интересы общего дела, а не личной выгоды). Хотя самому же Стрелкову в ДНР, да и на службе в ФСБ, приходилось сотрудничать много с кем, в том числе с заведомыми подлецами.

Так вот, критиковать Стрелкова есть за что, было бы удивительно, если бы было не за что. Он живой человек со своими ошибками, со своим характером и сложным жизненным багажом. Мы все друг другу чем-то не нравимся, это нормально. Но есть всё же такие вещи, как элементарная человеческое порядочность, элементарный здравый смысл. Есть объективные знания о действиях Стрелкова на Донбассе, с сотнями свидетелей. Есть сведения о его участии в войнах в Югословии и на Северном Кавказе. И вот я читаю, как Стрелкова не стесняясь, с чувством безнаказанности публично посылают нах*й. Как "разочаровавшиеся", поверившие в слухи бывшие сторонники и соратники поливают Стрелкова грязью. Причем я точно понимаю, что ни этот посылающий нах*й, ни эти бывшие "соратники" не посмели бы против Стрелкова и слова сказать тогда, три года назад, на гребне его славы. Не посмеют сказать и сейчас в лицо. Зрелище отвратительное.



Strelkov, Стрелков, Игорь Иванович Стрелков, Игорь Стрелков, Стрелков Игорь

Погибли ещё два славянца....

Скорблю. Еще два "славянских ветерана" погибли в бою на Донбассе. "Славянцев" становится все меньше.
https://vk.com/wall173180453_590
Владимир Митрофанов воевал в Славянске в бронегруппе у "Тарана", а Олег Тетёра - был в комендантской роте у "Балу".





Strelkov, Стрелков, Игорь Иванович Стрелков, Игорь Стрелков, Стрелков Игорь

О событиях на Донбассе. Часть 2 (от 11 ноября 2014 г.)

2. Хотелось бы остановиться на ситуации со сдачей Карачуна, которая ставится мне в вину. Во-первых, необходимо четко понимать ситуацию вокруг Славянска, сложившуюся ко 2 мая. К этому времени противник сосредоточил ударные группы с бронетехникой (БТР) с трех направлений: с севера, с запада и юго-запада.

Я тогда еще всерьез верил, что будет нанесен удар, нацеленный  непосредственно на захват города и ставил главной задачей его удержание, для чего у меня имелось на тот момент около 150 вооруженных автоматическим оружием бойцов (еще 40 находились в Краматорске) и 6 трофейных  (от 25-й бригады) бронеединиц, из которых только 2 представляли из себя серьезную боевую ценность - БМД-1 и БМД-2.

[Читать дальше]

Еще имелось 3 БТРД (машины без башни, на каждой - только по одному (вместо 2 положенных) курсовому пулемету, крайне неудобному в боевом использовании - кто служил - тот знает) и "Нона", на которой к тому моменту был неисправен замок орудия (в таком виде она нам досталась от десантников). На блокпостах стояли люди, вооруженные, в основном, "дрекольем" и охотничьим оружием - для их усиления я выделил по 2-3 автоматчика. Из противотанкового вооружения имелись только одноразовые РПГ-22 и РПГ-26,  буквально накануне закупленные с одного из складов и доставленные к нам из тыла. И их было очень мало.
Силы противника были недостаточно разведаны, но на каждом направлении заметно превышали наши оборонительные возможности. В таких условиях я принял решение собрать основные ударные подразделения в кулак в центре города и бросить их в бой на то направление, откуда противник поведет основную атаку. Единственным отдаленным "гарнизоном", который был полностью вооружен, являлся взвод, занимавший комплекс телецентра - там имелось 12 бойцов с автоматами и 2 подствольных гранатомета + 4 "Мухи". 2 мая на рассвете противник начал одновременную атаку с 3 направлений - на блокпост "Комбикормовый", на блокпост "БЗС" и на Карачун. Атаке предшествовала высадка десанта с вертолетов, в ходе которого только что сформированная группа ПВО под командованием "Грозы" сбила 2 вертолета Ми-24, что привело противника в состояние шока и серьезно повлияло на исход боя. Тем не менее, действуя группами по 4-5 БТР при поддержке подразделений спецназа, противнику удалось сбить гарнизоны обоих "северных"  блоков (однако блок БЗС был ими к вечеру оставлен). Атака же на Карачун велась двумя волнами: сначала на 4 БТРах (десантники), потом - еще на 4-х. Первую волну защитники отразили автоматным огнем и выстрелами из подствольников - противник понес большие потери потому, что атакующие даже не удосужились слезть с брони. Но ни один из 4 имевшихся одноразовых РПГ не сработал и БТРы остались невредимыми. Защитники были крайне деморализованы данным фактом, а укры, соответственно, огнем БТР сбили их с позиций. При отступлении группа никаких потерь не понесла и вынесла почти все свое оружие, кроме двух автоматов, которые были спрятаны незадолго до того пришедшими к нам  бойцами донецкого "Беркута" (автоматы были найдены и доставлены через три дня).

Мне задавался вопрос - почему в канун атаки я не поставил на охрану столь важного узла, как Телецентр, хотя бы одну БМД? (до того я регулярно посылал их усиливать гарнизон телецентра). Ответ: в ситуации, когда одной  ротой мне приходилось оборонять достаточно большой город, я никак не ожидал ,что противник (имевший огромное превосходство в силах и средствах) ограничится лишь захватом подступов. Я бы на его месте, имея такие силы, попытался бы покончить  с любым сопротивлением уже к вечеру (особенно с учетом, что гарнизон на три четверти состоял из необученных ополченцев и лишь "крымская группа" (около 30 человек - остальные ушли в Краматорск) и небольшое подразделение местных "афганцев" представляли из себя какую-то реальную силу. В такой ситуации я стремился иметь свой единственный "козырь" - бронемашины - "в рукаве". Возможно, что именно наличие у нас бронегруппы и ее неиспользование в бою и стало причиной того ,что противник все-таки не решился входить в сам город. (Ну, если отбросить чисто психологические причины - мы активно распространяли слухи о "нескольких сотнях русских спецназовцев", засевших в Славянске,  а сбитые вертолеты, видимо, только утвердили укров в такой возможности, хотя оба вертолета были поражены только что обученными местными ополченцами). Есть еще один момент - накануне штурма противник активно патрулировал район Карачуна вертолетами Ми-24 и Ми-8 и я опасался выводить броню из городской застройки, чтобы не подвергать ее риску уничтожения с воздуха.

Что еще сказать? Если бы у нас было достаточно сил и средств, то мы, конечно,  не сдали бы Карачун... Скорее наоборот - мы активно вели разведку (агентурную) Барвенково и Изюма. Но тут, как говорится, "видит око, да зуб не ймёт".

http://forum-novorossia.ru/index.php/topic/24-bajki-ot-strelkova/?p=641