Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Стрелков, Strelkov, Игорь Иванович Стрелков, Игорь Стрелков, Стрелков Игорь

Дисциплинарное.

Уважаемые (и не очень) читатели!
Вынужден предупредить всех, что баню и буду банить за:
1) безудержную  матерную брань и оскорбления на уровне "ниже пояса" (в том числе - в личных "срачах" между собой);
2) злостный  троллинг;
                       3) спам.

ВНИМАНИЕ!

В связи с изменениями пользовательского соглашения, с 04.04.2017 г. модерация комментариев будет дополнительно ужесточена!  В рамках разумного, конечно.

[Читать дальше]Банить НЕ буду: за высказывание собственных мыслей и убеждений (в том числе не совпадающих с моими собственными), если данные высказывания не содержат оскорблений в мой адрес, в адрес ополчения Новороссии и в адрес России и Русского народа. Критика в мой адрес, при соблюдении указанных правил, также наказываться не будет. Тем не менее, поскольку за "топовостью" ни разу не гонюсь, банить буду так, как мне вздумается. И, потому, желающим читать данную страницу из числа врагов (личных и идейно-политических), оппонентов и прочих несогласных, рекомендую помнить об элементарных правилах поведения в обществе и о том, что "в чужой монастырь со своим уставом не ходят"

Специально еще раз для комментаторов из "Украины":
Господа и дамы! Если Вы хотите не просто читать, но и комментировать в данном блоге более, чем один день, постарайтесь избегать таких слов, как "рашка" (и производных от него). Лично я, стремясь подчеркнуть разницу между нынешним государством и исторической Россией, использую "политкорректное" наименование РФ (развернуто и сокращенно).
Далее: если Вы хотите меня просто обругать, то сдерживайте себя - ругань ваша меня нисколько не задевает (я ее воспринимаю как должное), но читать ее мне совсем не интересно + она захламляет комментарии. Иначе - бан.
Далее  - неприличная ругань и оскорбления в адрес Русского народа (к которому принадлежите по крови, языку и культуре, несомненно,  и Вы, не смотря на помутнение разума и "хохляцко-хатаскрайную" уверенность в собственной исключительности) - наказывается немедленно и без дополнительных предупреждений.
Использование моей страницы для "увлекательного" занятия "срачем" с такими же тупыми и плохо воспитанными российскими комментаторами - автоматически ведет к обоюдному бану.
И да, предупреждать я никого не собираюсь - у меня нет ни желания, ни времени отслеживать отдельных нарушителей. Баню сразу.
В остальном - я вас читаю. Привычка постоянно "перепроверять" свои аналитические выводы через чтение доводов оппонентов - она остается при мне. Читая вас, каждый раз укрепляюсь в мысли, что все было сделано мною правильно... сами-собой вы от "украинства" (т.е. доходящего до натурального нацизма "хатаскрайнического" сепаратизма, который вам же и выходит "кровавыми соплями" уже второй раз за столетие) никогда не избавитесь... Другой вопрос - что вам очень сильно помогли и помогают те, кого мы тогда оставили в тылу.



Стрелков, Strelkov, Игорь Иванович Стрелков, Игорь Стрелков, Стрелков Игорь

К парадному подъезду

Итак, митинг нам не согласовали. Как я уже писал - в Сокольники мы не пойдем.

Поэтому 25 января я строго индивидуально, без каких-либо плакатов и иных средств публичной агитации - пойду к 12.00 к администрации президента РФ подавать личную (собственноручно написанную) петицию/обращение к президенту РФ с ТРЕБОВАНИЕМ О ПРОВЕДЕНИИ ВСЕНАРОДНОГО РЕФЕРЕНДУМА по предложенным им изменениям в Конституцию РФ.

Кроме того, я - как полноправный гражданин Российской Федерации (не имевший иного гражданства с момента распада СССР) - воспользуюсь случаем потребовать от лица, которое меня типа представляет (хотя я его никогда не выбирал, но это моя личная позиция) совершить еще некоторые действия, нацеленные на восстановление справедливости в России и за ее пределами по отношению к Русскому народу и иным коренным народам России. А также изложу те социально-экономические требования, которые лично мне представляются справедливыми (в первую очередь - потребую отмены т.н. "пенсионной реформы").


[Читать дальше]Я предполагаю, что, кроме меня, - еще некоторое количество людей захочет в тот-же день и в тоже время - строго в рамках соблюдения законодательства - воспользоваться своим правом на обращение к лицу, возглавляющему государство Российская Федерация со своими требованиями. Возможно, их будет достаточно много (а может и нет). Возможно, придется постоять в очереди. К 12 часам я предполагаю прибыть к Памятнику Героям Плевны, либо (если правоохранительные органы вдруг по каким-то неизвестным мне причинам закроют данную площадку) направляюсь непосредственно к приемной АП, где ОБЯЗАНЫ принимать граждан с подобными заявлениями.

При себе я буду иметь паспорт и минимальный комплект необходимого на случай, если органы правопорядка решат, что я намерен своими действиями нанести ущерб конституционному строю и т.п.

Если у кого-либо из читателей возникнет желание также передать в приемную АП собственное обращение по поводу инициированных президентом Путиным поправок в Конституцию РФ (и не только, но - чисто на мой взгляд - это должен быть самый первый пункт в любом обращении любого законопослушного и сознательного гражданина РФ в настоящее время) - то я буду рад пообщаться с соседями в той живой очереди, которая может образоваться.

Для бывших коллег отдельно хочу подчеркнуть - что никаких "майданов" и насильственных захватов власти я в субботу 25 января устраивать не собираюсь, поскольку полагаю, что:
- это было-бы провокацией, а я - не провокатор, а человек, твердо отстаивающий свою гражданскую позицию;
- подобное непременно пойдет во вред России;
- олигархические группировки займутся этим сами без моего участия - хотя и несколько позже.

Вместе с тем - свободно выразить свою позицию в случае, если ко мне обратятся представители СМИ - моё конституционное право.

Прошу репост.



Стрелков, Strelkov, Игорь Иванович Стрелков, Игорь Стрелков, Стрелков Игорь

Кто остался на трубе?

Есть хороший старый анекдот.
Гражданская война. Один еврей тащит другого - раненного. Тот умоляет:
- Мойша! Пристрели меня, нет сил - так больно!
- Нет, не могу, Абрам! Что я скажу твоей жене Саре?
- Мойша, заклинаю, застрели меня, прекрати мои муки!
- Не могу, Абрам! Что я скажу жене твоей Саре?
- Мойша, ради всего святого! Пристрели!!!
- Да у меня и патронов-то нет!
- А хочешь - продам?


В Киеве заявили о готовности к прекращению транзита газа

"Украина закачала в хранилища рекордные объемы газа". Кто этот газ ей поставил, интересно? Кто-бы это мог быть? Не могу догадаться... Может, подскажет кто?





Стрелков, Strelkov, Игорь Иванович Стрелков, Игорь Стрелков, Стрелков Игорь

4 июля 2014 года, Славянск

Часть 1

Решение о выходе из Славянска было принято накануне - в ночь с 3 на 4 июля - после того, как в штаб пришло известие о потере Николаевки и тяжелом ранении "Мачете" - командира вновь сформированной Николаевской роты (в основном - из уцелевшей части Ямпольского гарнизона с добавлением бойцов комендантской роты). "Мачете", как доложили, был тяжело ранен осколками в обе ноги, судьба значительной части его бойцов была не известна, так как они были отрезаны в посёлке от дороги на Семёновку-Славянск. Уцелевшие отошли в сторону Семёновки.

После того, как Николаевка пала, мы лишились последнего узла дорог, через который можно было - в обход блок-постов ВСУ между Славянском и Краматорском - получать снабжение из Донецка. Узкий коридор, остававшийся в нашем распоряжении, шириной 2-3 километра - простреливался артиллерией с Карачуна - наши ночные снабженческие конвои уже несли потери при каждом передвижении по грунтовой дороге. По этой-же единственной дороге производилась и эвакуация раненых.

[Читать дальше]Уже 3-го июля на эту дорогу вышло подразделение ВСУ силами до взвода с легкой бронетехникой (в т.ч. "хаммерами") и заняло местную господствующую высоту, но, простояв несколько часов, ушло обратно на восток. То-ли из-за отсутствия поблизости источников воды, то-ли опасаясь, что ночью будет атаковано (и, действительно, если-бы укры попытались там окопаться - у нас не было-бы иного выхода, как их брать штурмом). Тогда-же был - силами нескольких танков и БМП атакован передовой пост на дороге юго-восточнее Семёновки вдоль ирригационного канала. Насколько помню, двое ополченцев были убиты, еще один - ранен (у ополченцев имелись только одноразовые РПГ), но - наткнувшись на сопротивление, противник все-таки отошел.

Оценка обстановки была совершенно безрадостная. Противостоять в полевом бою мощной тактической группе врага, охватывающей нас с востока - мы не могли, не покинув город. Да и собрав все силы - наши подразделения в разы уступали-бы по боевой мощи атакующей группе противника, так как противостоять 2 танками и 10 другими исправными бронеединицами (2 БМП, 2 БМД, 1 БТРД с ЗУ-23-2, 1 БТР, 2 ИМР и 2 "Нонами") целому усиленному механизированному батальону, в котором одних исправных танков было более 20 - да еще под огнем полутора десятков батарей тяжелой артиллерии и РСЗО - было-бы практически невозможно (Не говоря уже о том, что у нас полностью отсутствовали средства мобильной тактической радиосвязи, а 2/3 ополченцев еще не были "обстреляны" ни в одном серьезном столкновении, с опытными и обученными командирами же было все "совсем плохо"). Мы имели еще некоторые шансы в обороне - в Семёновке сидел уже достаточно опытный и хорошо врывшийся в землю гарнизон, однако я прекрасно знал - сколько у нас имелось боеприпасов... А с ними дело обстояло точно так же, как и со всем остальным - 28 снарядов - на оба танка, около 60 минометных мин на все 9 минометов, относительно много - 80 выстрелов - имелось на 2 "Ноны"... Выстрелов на РПГ-7 было по 3-4 на гранатомет (к тому-же, как показали предыдущие бои - каждый второй выстрел не срабатывал), на ПТУРы - по 2-3 выстрела (при том, что на 3 попытки приходился, в среднем, один нормальный выстрел), а наиболее многочисленные имевшиеся одноразовые РПГ-18 - не срабатывали практически совсем... Мало было боеприпасов на 30-мм пушки БМП и 73-мм пушку "Гром" БМД-1, очень немного было выстрелов к СПГ-9.

Относительно достаточно удалось накопить только боеприпасов для стрелкового оружия, выстрелов к АГС и ПГ - по моим прикидкам - на 3-4 дня интенсивных боев (при определенной экономии) - нам-бы хватило. Для уличных боев был накоплен запас РПО "Шмель" (в полевом бою практически безполезных). Но противник использовал против нас тактику "танки-артиллерия-танки" - Понеся чувствительные потери в людях под Ямполем, - он предпочитал нащупывать бронегруппами узлы нашей обороны и потом засыпать их снарядами... чтобы потом вновь послать вперед танки и за ними БМП. - Вполне эффективная тактика против легкой пехоты совсем без противотанковой артиллерии и с острейшим недостатком ручного противотанкового вооружения.

Впрочем, обо всем этом я уже неоднократно писал и говорил. Так или иначе, в ходе многочасовых ночных раздумий, я пришел к выводу, что морально-психологическое и военно-политическое значение дальнейшего удержания Славянска - более не перевешивает неминуемую угрозу его полного блокирования с последующим разгромом гарнизона. Имея более тысячи вооруженных бойцов и примерно 400-500 невооруженных волонтеров в тыловых подразделениях - оставаться в безнадежной осаде без запасов продовольствия и почти без боеприпасов - означало их бездарно погубить. Подведя черту под своими раздумьями - я решил твердо исходить строго из военной целесообразности, а она на все 100% требовала немедленного (пока противник окончательно не затянул горлышко "котла") - выхода из окружения.

Соответственно, в 8 часов утра мной были вызваны первые командиры, которым я наиболее доверял - начальник штаба (Эльдар Хасанов), начальник тыла ("Батя") и начальник артиллерии. Им требовалось более всего времени "на сборы" - поэтому они были предупреждены раньше всех. Никаких совещаний не проводилось - я просто довел до них свое окончательное решение и отдал необходимые распоряжения по скрытной подготовке к эвакуации. Командиров рот я вызывал в течение дня строго по одному - в порядке дальности их расположения от точки выхода из города. Сначала был вызван и предупрежден "Дружок", далее - "Козырь", "Тор", потом - "Царь", далее - "Гера" и т.д. 5 рот, штаб, тыл, минометная батарея, бронегруппа, - должны были выходить на транспорте через Черевковку. Семёновский батальон (3 роты с приданными подразделениями) - частично на транспорте (минометы, тяжелое пехотное оружие), но большей частью - своим ходом (пешком) - напрямую на Краматорск.

Часть 2

Все необходимые распоряжения по маскировке предстоящего прорыва (я ожидал, что прорыв пройдет с серьезным боем) были доведены до каждого командира индивидуально.

В 10 утра я собрал обычное совещание, на котором поставил стандартные утренние задачи - включая усиленные фортификационные работы по всему городу (строительным взводом руководил сын экс-мэра Пономарева, которому я не слишком доверял - я не думал, что он может предать, но он в одной из ситуаций проявил себя очень неуверенно, он был проинформирован позже - одним из последних). И весь день гражданские волонтеры-строители и бойцы комендантской роты "не за страх, а за совесть" работали на укреплениях.
Как сейчас помню - всего лишь за час до снятия штаба - я мог наблюдать из окна как двое крепких ополченцев, обливаясь потом, старательно копают траншею полного профиля на другой стороне улицы. Делалось это исключительно в расчете на разведывательные безпилотники противника и его агентуру в городе - они должны были подтверждать для врага готовность к упорной обороне.

Сразу после совещания ко мне явились вызванные заранее 2 "стрингера", работавшие на "Лайф-Ньюз" (единственные оставшиеся в городе российские журналисты, все остальные покинули - все в один день - Славянск за 4-5 суток до того... точно уже не помню). Им (прекрасно понимая, что через полчаса всё будет "нарасхват" в интернете) - дал прочувственное ("со слезой") интервью о том, что "город будем отстаивать до последней капли крови". Тоже - исключительно в расчете на "украинских партнеров Владимира Владимировича".
Также были даны подробные указания командирам о пользовании мобильной связью - чтобы на развернутых в глубине Карачуна станциях радио-перехвата как можно дольше оставалась "статичной" картина наших переговоров и перемещений отслеживаемых аппаратов. Также мной были специально проведены несколько "образцово-показательных" переговоров, которые должны были быть перехвачены и доложены руководству - как свидетельство намерений "сумасшедшего реконструктора" обязательно героически умереть в Славянске.

Еще ранее я связался по закрытой линии с "Хмурым", объявил о своем решении и обговорил с ним все детали предстоящего выхода, в ходе которого он должен был - силами подчиненного гарнизона - максимально отвлечь на себя внимание обитателей Карачуна, имитируя подготовку к атаке. Также он должен был выслать со стороны Краматорска разведку по дороге на Славянск, чтобы войти в соприкосновение с группой разведчиков из роты "Тора", высланных для проверки дороги с самого утра. Кроме того, он должен был прислать мне несколько человек, которые могли-бы ночью - в качестве проводников - сопровождать командиров колонн по той самой дороге, по которой будем выходить. (Надо отметить - все поставленные задачи "Хмурый" тогда выполнил досконально и успешно).

К 12 часам я получил доклад о том, что дорога "чистая" и сразу отправился в расположение нашей медсанроты к "Лёле", которой приказал немедленно собрать всех имевшихся больных и раненых - включая тех, кто лежал в городской больнице (тяжелораненые вывозились ежедневно сразу после получения ранений в Донецк, в медсанроте находились легкораненые, больные и выздоравливающие) и - вместе с персоналом, охраной и оборудованием - немедленно эвакуироваться в столицу ДНР. При этом я "прозрачно намекнул", что, по всей видимости, они станут последними из гарнизона, кто вообще сможет покинуть город. (Был твердо уверен, что начмед обязательно расскажет это по телефону нескольким абонентам и ее рассказ будет услышан теми, кому положено его слушать у противника).
В районе 14 часов медсанрота вышла на дорогу и далее благополучно добралась до Краматорска.

С этого момента - постепенно разворачивались эвакуационные мероприятия. Вызывались командиры. уточнялись задачи. Но до самого вечера большинство бойцов в линейных ротах и боевых подразделениях не знали, что мы уходим. Даже артиллеристы - выезжавшие на рекогносцировку ночных позиций (перед выходом минометчики должны были выпустить в сторону "Стеллы" весь оставшийся немногочисленный боезапас - чтобы дополнительно отвлечь внимание и имитировать "штурм") - были уверены, что мы пойдем ночью в атаку.

Часть 3

В течение дня начальники тыловых служб и командиры в экстренном порядке собирали по всему городу немногочисленный оставшийся транспорт. До последнего дня я категорически запрещал насильственные реквизиции, но тут уж пришлось не просто их разрешить, а приказать изымать все автобусы и грузовики, пригодные для эвакуации людей и техники, какие удастся найти.

Главное, чего я стремился достичь - это максимальной скорости подготовки. Понимал, что как-бы ни были досконально разработаны маскировочные и дезинформационные меры - противник начнет догадываться о наших намерениях по косвенным признакам чем дальше - тем больше. Неожиданность - только она могла нам помочь. Вся ставка была на нее. Именно этим объясняются многочисленные "потеряшки" - кого-то из людей не успели предупредить, кто-то ушел "на побывку" домой, какие-то посты и заставы (особенно - в Семёновке и к востоку от нее) - командиры не успели или не озаботились (и такое было, к сожалению) вовремя (и даже вообще) снять с позиций.

В 9 часов вечера (на час ранее, чем обычно) я провел последнее вечернее совещание командиров... На котором "начальник контрразведки" "Абвер", на пример, впервые узнал о том, что мы выходим из города... (после его нетрезвых подвигов в Донецке моё доверие к нему сильно упало). На его недоумение - я поставил ему на вид, что начальник контрразведки должен одним из первых узнавать о решении командира - даже не будучи поставленным в известность...

Все телефоны командиров рот - должны были (после удаления всех адресов и звонков) - оставлены включенными на месте (и я свой оставил). Все бумаги - уничтожены. Я предупредил, что, вероятно - противник все-таки уже знает о наших намерениях и постарается нас разгромить на марше (все возможности у него к тому имелись), поэтому поставил задачу тем - кто прорвется - сосредотачиваться в Краматорске, определил 2 заместителей на случай своей гибели и распределил между командирами проводников - каждому "с рук-на-руки" по одному лично. Число предполагаемых безвозвратных потерь - я оценил в треть личного состава.

В 22.00 я снял свой штаб... С этого момента управление Славянским гарнизоном мной было полностью потеряно, так как телефонные линии уже не работали, использовать мобильную связь было нельзя, ординарцы отправились по своим подразделениям (да они были-бы уже безполезны), а НИ ОДНОЙ ИСПРАВНОЙ АРМЕЙСКОЙ РАЦИИ (впрочем, как и специалистов, способных наладить нормальную радиосвязь и поддерживать ее в рабочем состоянии) у меня в распоряжении не имелось... С 22.00 - уже почти ничего нельзя было изменить и последствия всех ошибок и недочетов, которые были допущены при планировании выхода из "мешка" (а они были) - стали неизбежностью.



Стрелков, Strelkov, Игорь Иванович Стрелков, Игорь Стрелков, Стрелков Игорь

По поводу возможной (вероятной) отставки Суркова

Я тоже слышал и читал множество слухов по данному поводу. Как люблю, разложу по пунктам:

1. Сурков давно (еще даже до Русской Весны) заслужил не просто отставку, а немедленный арест сразу после нее. При чем, - заслужил как с точки зрения национальных и государственных интересов, так и даже с точки зрения "личных интересов" Наногения. Просто потому, что жульничал непрерывно и вдохновенно, регулярно "спуская в унитаз" под самыми благовидными предлогами все указания, которые получал от "шефа", но которые ему (по разным причинам) не нравились. В этом он множество раз проявлял прямо-таки "волшебные" таланты и всегда умел "выкрутиться" - "это не я, это другие и обстоятельства непреодолимой силы, а я просто апельсины приносил..." Ну, а если подходить с точки зрения национальной и государственной - то Сурков - откровеннейший и наигадейший вредитель и враг, по которому петля плачет в этой жизни и полный котел кипящей смолы - в жизни вечной.

2. Тем не менее, 5 лет паразитируя и развлекаясь (а он не "служит", а именно "развлекается") на "украинском направлении", провалив всё и вся (в начале - вполне сознательно, а потом - по инерции - "само катилось") - Асланбек-Владислав не может рассчитывать, что "все сойдет с рук" (в "аппаратном" смысле). Поскольку не "Величайшему Геогалактическому Наногению"-же лично отвечать за позорнейший стратегический провал на Украине? "Козел отпущения" все равно нужен. Просто для того, чтобы какое-то время "кивать" на него со словами - "вот видите! Мы его наказали!" (Даже если значительную долю врелительских действий Асланбек осуществлял не по личной инициативе, а по прямому указанию "шефа"... Впрочем, свое влияние он использовал именно в направлении "формирования мнения начальника" для получения таких указаний).

3. Вместе с тем, пока отставка официально не озвучена - "рано радоваться" - Суркова уже "хоронили" столько раз, что даже по пальцам двух рук не сосчитать. Пока указ не подписан - все может измениться в одну секунду - Наногений мастер на подобные кульбиты на основании "неожиданной чесотки в левой/правой пятке".

4. Но даже если "радоваться пора", то радость имеет под собой довольно мало оснований. Во-первых, я уже писал, что Бабич - вовсе "не торт", а "плоть от плоти" действующей власти. "Близость к Золотову" - это, простите, рекомендация "не очень"... Ну, да... не "либераст"..., но и не патриот (с нашей точки зрения - что он сам о себе думает - я не знаю). "Решительный карьерист".
Во-вторых, Сурков вполне может "уйти, чтобы остаться". И лично, и в виде заботливо и во множестве посеянных им "ядовитых зубов". В свое время именно Сурков расставил практически всех доныне действующих руководителей центральных СМИ и медиа-холдингов. И они благополучно пережили Володина, и также спокойно сидят при Кириенко, продолжая свое гнусное дело тотального оболванивания и морального разложения населения. В ЛДНР и в Москве на этой теме Сурковым посажено такое количество "незаменимых специалистов", что Бабичу (если он "придет") придется работать именно с ними месяцы и годы, а "сковырнуть" такие "ценные кадры", как Пушилин ("демократически избранный") ему будет чрезвычайно сложно со всех точек зрения - в том числе и "аппаратной". И не факт, что они его не "сожрут" в кратчайшие сроки точно также, как его "сожрали" в своё время в Чечне. (За помощью к нам - участникам Русской Весны образца 14-года (примечание - "непродавшимся") он не обратится почти точно... а больше ему "новых кадров" взять на проблематику будет просто негде).

5. Наш "Демиург и Анти-Мидас" (хоть он и тоже человек... был, по -крайней мере) славен тем, что все свои действия он тщательно выверяет и вымеряет. Совершенно не исключаю, что его уход из помощников Наногения - не вынужденная, а инициированная им-же самим продуманная акция. (Не исключаю, что подсказали "уважаемые партнеры"). Отъедавшаяся десятилетиями в капитанском буфете крыса почуяла, что "пора". И неторопливо - с соблюдением "политеса" ("по состоянию здоровья") с комфортом пересаживается в современную персональную шлюпку... по качеству отделки больше напоминающую яхту... Не исключено - только для того, чтобы через пару-тройку лет "триумфально вернуться" уже в каком-то новом качестве.

6. Не исключаю того, что у Суркова, действительно, могут быть серьезные проблемы со здоровьем. Все-таки он состоит не из "лучистой энергии", а из живых клеток - как и все мы. А травил он эти клетки - ради услаждения - немало и всячески. Не говоря уже о том, что "Сатана платит разбитыми черепками" и вряд-ли сделает для Суркова исключение....
Но в его распоряжении - самые современные медицинские средства, совершенно недоступные "простым смертным". Поэтому рассчитывать на то, что оно "само подохнет" - не стану. К тому-же, уверен (исходя из того "психологического портрета" Суркова, который для себя нарисовал) - что оно будет до последней секунды жизни (со смертного одра - включительно) активно гадить, гадить и гадить... как Волк Ларсен в безсмертном романе Джека Лондона "Морской волк" (хотя реальный Сурков не стоит и ногтя литературного негодяя и мерзавца, но мужественного человека и моряка Ларсена).



Стрелков, Strelkov, Игорь Иванович Стрелков, Игорь Стрелков, Стрелков Игорь

Здесь вам не тут!

Моя недавняя статья по поводу холокоста вызвала на некоторых ресурсах бурную полемику, в которую, как и следовало ожидать - самым активным образом включились представители еврейского народа.

При этом - хочу отдельно отметить - не все из них оголтело "нападали" на изложенные мной взгляды (на пример, ув.Лев Вершинин демонстрирует весьма взвешенную позицию). Но немало других - традиционно "излили из себя" обвинения в "нацизме" и "антисемитизме" - сопутствующими характеристиками и комментариями.
Меня, надо сказать, такие обвинения мало волнуют.
Однако, поскольку "еврейское лобби" чрезвычайно сильно в РФ (и не только в РФ - в США и Европе - тоже) и оказывает очень серьезное влияние на международную экономику и политику - "отмахиваться" от полемики по "еврейскому вопросу" ни в коем случае нельзя. Тем более, что значительная доля "отечественной" олигархии и едва-ли не большинство хозяев и "топовых" представителей СМИ РФ - тоже евреи.


[Читать дальше]Ну так вот (собственно, к чему я пишу):

Одним из жесточайших постулатов, "исповедуемых" современной СМИ-тусовкой (при полном поощрении властей во главе с Наногением, конечно), является полное неприятие русского национализма. "Россия - для русских!" - этот лозунг практически официально признан экстремистским.
"Русский националист" - в устах Шапиро-Соловьевых, Киселевых и прочих Познеров - это всегда не просто плохо, а "очень плохо и опасно". Опасно для России/РФ, ее народов и пр. При этом все другие национализмы (народов, также проживающих на территории РФ) - это "хорошо" - это часть "национальной культуры" и т.д. Даже на Донбассе русский национализм - противостоящий укро-нацизму - устами таких моральных уродов, как Натан Гелюх ("Натан Донецкий") низведен в статус "опаснейшего явления, которое необходимо полностью уничтожить" (не цитата, но близко к смыслу его публицистических "высеров").

Главный аргумент - "русский национализм развалит РФ".

Что-ж, ожидать от прислуги интернациональной чиновно-олигархической мафии чего-либо другого - было-бы наивно.

Но я просто приведу "свежий" пример "двойных стандартов", которыми изобилует вся сионистская публицистика (оккупировавшая наши СМИ давно и надежно).

Нуте-с, в РФ русские составляют 80% населения (по прежним переписям, сейчас конечно, гораздо меньше - но других данных пока нет). Все остальные, соответственно, состоят в числе 20% (Статистика касается только граждан, поскольку миллионы постоянно проживающих в РФ мигрантов никак в ней не учтены). Но "русский национализм (и, соответственно, статус России - как государства Русских) - это "экстремизм".

В Израиле - по официальным данным - 75% составляют евреи, 20 % - арабы, остальные 5% - все остальные национальные меньшинства (в том числе - коренные - друзы, на пример).
Аналогия почти полная, нет?
Однако государственный подход - совершенно другой, в чем можно наглядно убедиться по свежепринятому закону:
В Израиле принят закон о еврейском характере государства

Знакомимся и ждем - что ответят наши "заклятые борцы с русским национализмом". Думаю - ничего не ответят. Или ответят в стиле - так ЭТО-ЖЕ ИЗРАИЛЬ! Это святое (сакральное, священное, неприкасаемое - возможны варианты). И не более того.



Стрелков, Strelkov, Игорь Иванович Стрелков, Игорь Стрелков, Стрелков Игорь

Сказ о том, как Шериф Ноттингемский запретил Телегу.

Однажды утром к шерифу Ноттингемскому пришел рыцарь Гай Гисборн с докладом. Рыцарь был мрачнее обычного (надо сказать, что Рыцари Храма и так не отличались весёлостью, но Сэр Гай в тот день "бил все рекорды").
- Что случилось сегодня, мой дорогой Сэр? - задал риторический вопрос Шериф: Неужели опять...
- О, да, Ваша Светлость! Опять они! - безнадежно развел руками в латных перчатках Гисборн.
- Они?!? - удивление Шерифа было непритворным - Я полагал, признаться, что речь пойдет об этом проклятом "Добром Робине"... только он по сей день умел так огорчать такой Светоч Английского Рыцарства, как Вы, Сэр Гай...
- Он размножаются! - хмуро бросил Гисборн и без сил упал в резное кресло... его кольчужная юбка и пластинчатый нагрудник, которые рыцарь не снимал даже во сне, глухо звякнули... - Это раньше он был один. Теперь размножился и продолжает размножаться, как блохи в Вашей голове, Милостивый Шериф!


[Читать дальше]- Неужели также? - Его Милость задумчиво, но энергично зачесал затылок.
- Пожалуй, даже быстрее! - Сэр Гай вскочил с кресла как ошпаренный (одна из блох Шерифа укусила его прямо в едва прикрытую старой тряпкой задницу - кольчуга от укуса нисколько не спасла)... - Я просто поражен! Робин-Гудов в Шервудском лесу нынче уже сотни, а скоро будут тысячи! Надо что-то делать! И еще - к ним постоянно прибывают подкрепления от сарацинов! Возможно, их финансирует сам враг рода человечества - зловредный Саладин!
- А разве Вы и остальные доблестные тамплиеры не победили Саладина и его войско на дальних подступах - на просторах Королевства Иерусалимского? - слегка ехидно осведомился разобиженный за своих блох Шериф (но его ирония пропала втуне - Сэр Гай в упор не понимал ни иронии, ни шуток).
- Да уж сто лет скоро, как все побеждаем и побеждаем... - угрюмо развел руками Цвет Английского Рыцарства - Да всё никак.. скорее наоборот... Впрочем, при чем тут Святая Земля? Говорю-же - они у нас тут, под боком, всего в полутора милях от этого замка... И если так пойдет дальше, то скоро они будут есть и пить тут - прямо в этом зале, а мы будем там... в лесу... но не пить и не есть - а висеть на ветках, подвешенные за шею... Надо принимать решительные меры!
- И что вы предлагаете?
- Издеваешься, Ваша Светлость! - рыцарь злобно взглянул прямо в глаза Шерифу - Наше дело - исполнять, а предлагать, излагать (да и вообще лгать) - это по твоей части... на то сюда тебя Король Иоанн и поставил.
- Повежливее, Сэр! - слегка посуровел Его Светлость... - Вроде, мы все уже перепробовали. Ловили, топили в сортирах, разрывали на части... но их все больше и больше... Ты что скажешь (Шериф повернулся к скрючившемуся в углу монаху-советнику)?
- Может, перестать завозить ирландцев на сезонные работы? Робингудовские банды пополняют, по моим данным, в основном, не заморские сарацины, а они... - промямлил, опустив очи долу, монах...
- Ты еще посоветуй меньше даров брать! Не забыл еще, как за такие советы тебя батогами? - яростно, словно напуганный кот, прошипел Шериф. - От ирландских голодранцев прямо зависит благосостояние казны и выполнение Королевских Проектов! Только они и работают в этой стране, где все еще не спившиеся мужчины или в Армии, или в таких вот "Робингудах"! Да и Его Величество четко сказал, что трудовых ресурсов нам нужно еще больше!
Монах, почуяв в последних словах угрозу угодить под обвинение в государственной измене (усекновение головы с предыдущим четвертованием), тихо заскулил и упал на колени:
- Не вели казнить!
- Ну, вот, захныкал уже... - досадливо махнул рукой Шериф. - Боишься? Не меня бояться надо ,а Робингуда! Еще мысли есть какие-нибудь? Или тебя лучше на дыбу вздеть, чтобы лучше и быстрее придумывалось?
От страха монах побелел, как полотно и торопливо залопотал:
- Лес! Надо вырубить весь Шервудский лес! Робингудам негде будет прятаться и они вернутся на поля и стройки!
- Идиот! Лес - королевский! Король очень следит за своими лесами! (Иначе я-бы его давно сам вырубил и продал сарацинским купцам - они за дуб и бук платят золотом - им на корабли нужно! - про себя подумал Шериф). Думай еще!
Но монах только морщил лоб и мычал.
Неожиданно вмешался Сэр Гай - он был мужчина с военно-кавалерийским воспитанием и умел, иногда, мыслить пусть прямо, но (очень по-своему) креативно. Размышлял он, обычно, вслух:
- Если нельзя вырубить лес и нельзя прекратить завозить новых робингу... то есть ирландских дармоедов, то что-же делать? Значит, надо лишить их снабжения! - догадался Светоч Английского Рыцарства. - Они тогда сами сдаваться придут!
- Угу, а как? - скептически хмыкнул Шериф. - Легко сказать! Оцепить лес - стражи не хватит, да и толку-то - всё равно за пару пенсов что угодно пропустят...
Но доблестный рыцарь не сдавался:
- Ваша Светлость, дозвольте уточнить? А на чем возят, обычно, окорока, хлеб и эль ,когда их много надо? - Я к тому, что робингудов в Шервудском лесу уже многие сотни, если не тысячи. И все хотят пить-жрать...
Шериф непонимающе мотнул головой и небрежно бросил:
- На чем - на чем? На телегах! Видел, небось, такую повозку на 4 колесах, запряженную волами или (если богатый человек едет) лошадьми?
Сэр Гай, как обычно, пропустил колкость мимо ушей и торжествующе заключил:
-Надо запретить Телегу!
- Чаво? - от изумления Шериф перешел с благородного старофранцузского на английский разговорный.
- Надо запретить телегу! - еще раз веско отчеканил Гисборн. И, сожалеюще посмотрев на тугодумную Светлость, начал подробно разъяснять:
- Если запретить к употреблению не просто одну телегу, а Телегу, как понятие, как средство передвижения вообще - то селяне будут вынуждены все носить в лес своим робингудам на руках, ну, или,в крайнем случае, на ослах (ослы тогда еще не были распространены в Англии, но Гисборн, целых 3 месяца побывавший в Пальмире с развлекавшими благородное рыцарство паломниками и паломницами, их уже видел). А на ослах много не увезешь! (Сэр Гай торжествующе вздел одетый в латную чешую грязный палец). В лесу начнут голодать. И скоро сдадутся.
"Ну ты, брат, и рыцарь!"" - подумал про себя Шериф, скривив лицо в иронической ухмылке. Он даже хотел высказаться более конкретно и вслух, но будучи человеком по-средневековому неглупым , все-же сдержался. А сдержавшись - задумался. А задумавшись - внезапно просиял.
- Эврика! - воскликнул он по гречески. Монах в углу крякнул, а Сер Гай ничего не понял.
Между тем, Шериф принялся бродить по приемному залу, заложив руки за спину и вполголоса рассуждая сам с собой примерно следующее:
- Гисборн, конечно, редкий... ну, допустим, осёл... но ведь это и хорошо! Ясное дело, робингудов из леса уже никто не выкурит, а я - тем более. Но король-то будет спрашивать о принятый мерах. И меры должны быть не какие-то мелкие, а масштабные! Чтобы королевские советники (а они там почти все - как Сэр Гай - с военно-кавалерийским воспитанием) аж рты пораскрывали от удивления! Ну и, на всякий случай, идею надо подать, как "инициативу снизу" - за подписью Сэра Гая... (писать он, конечно, не умеет, но крестик поставить сможет... и, по рыцарственной глупости, от оного потом не отречется). И в самом деле - почему не запретить в нашем графстве Телегу? Пользоваться ей все равно продолжат все, но шуму будет - на полгода минимум. А мне больше и не надо... авось, за это время меня в Лондон, в Королевский Тайный Совет призовут. Или Короля Иоанна свергнут. Или... в общем - в наше Средневековье за полгода что-нибудь да и произойдет. А Сэр Гай тут пусть сам дальше расхлебывает, как автор-инициативник...





Стрелков, Strelkov, Игорь Иванович Стрелков, Игорь Стрелков, Стрелков Игорь

Текстовая версия дебатов с Боглаевым (часть 2)


С 30:13 по 55:35

[Читать]И. Стрелков: Я попробую обозначить… Вот вы говорите — прагматически. Я согласен, что жизнь, она немножко сложнее теоретических построений. Однако, третья сила, если вообще мы претендуем на нее как-нибудь, то она должна иметь четкую оппозиционную позицию: к чему она в оппозиции.

М. Калашников: Да!

И. Стрелков: Программа Грудинина потому и неопределенная, потому что он толком не говорит, против чего он.

М. Калашников: За всех, но…

И. Стрелков: У него есть некая экономическая программа, которая заимствована от КПРФ. Не более того. Он не разбавил ее ничем. Чисто КПРФ-овская программа. Он как бы ее педалирует, но на самом деле он молчит о том, какие необходимо производить жесткие реформы. О том, что нам необходима революция сверху, он не говорит. У нас на самом деле, альтернатива той ситуации, которая сейчас в стране, — это вилка.
Либо мы через какое-то время, не обязательно на этих выборах, может позже (хотя выборы, естественно, это момент уязвимости любой страны, особенно нашей), рано или поздно, либо мы получаем революцию снизу, в той или иной сфере, то есть, развал страны, либо мы проводим реформы сверху. А необходимость в реформах настолько назрела, и перезрела, что кроме как революцией сверху их не провести. Вот об этом Грудинин вообще, на самом деле, ни слова не говорит.

В. Боглаев: Да, согласен.

И. Стрелков: Далее. Есть другие вопросы. Если Грудинин собирается опираться не только на коммунистов, он должен хотя бы что-то в этом отношении говорить. Я не коммунист, да. Но я могу симпатизировать отдельным положениям экономической программы Грудинина. Но, простите, не коммунист.

М. Калашников: Но, вот в том-то и дело, что…

И. Стрелков: Вчера Павел Николаевич пошел возлагать цветы к мавзолею Ленина, расписался … Наверное, это хороший ход, если бы он избирался именно и только от Коммунистической партии.

М. Калашников: А он был заявлен именно как кандидат от всех национальных патриотов, красных и не красных.

И. Стрелков: Да, извините, но никто ж от него не требует, чтобы он пошел после этого и возложил венки к памятнику Николаю II. Правильно? Но он же должен понимать, что его поддерживают не только коммунисты. Должны поддерживать не только коммунисты.

М. Калашников: Да, его порок в том, что он уходит сейчас в программу КПРФ.

И. Стрелков: Тот тезис, который сейчас озвучил уважаемый оппонент, звучит, что мы должны так или иначе пойти на выборы, кого-то поддержать. Ну, а кого? Грудинина?

В. Боглаев: Да, я считаю именно так. Почему? Потому что… Объясню свою позицию. Вот есть 17 кандидатов. Один — который победит. Пятнадцать — статисты, это понятно. Если бы не было сильной фигуры вроде Грудинина, вообще говоря, это были бы не выборы, а дешёвый цирк. Сейчас цирк дорогой. Это уже хорошо.

33:46

Второй момент. В любом случае, на мой взгляд, любое управление без сигналов обратной связи не работает. По своей военной специальности я…

М. Калашников: Связист?

В. Боглаев: Нет. РЛС. Есть понятие «белый шум». Вот для того, чтобы, когда вы ловите сигнал цели, сигналы шума не мешали, вы делаете отсечку по белому шуму. В зависимости от того, насколько высоко вы ставите отсечку белого шума, вы можете загрублять принятие сигнала, а можете сделать более тонкое.
Так вот, на мой взгляд, сегодня настолько высока отсечка по белому шуму, что даже средние по силе сигналы цели до управления не доходят. Соответственно, не принимаются решения по сбитию этой цели, формально говоря. Поэтому вот на мой взгляд, …

М. Калашников: Центр не понимает этот сигнал.

В. Боглаев: …необходим очень сильный сигнал целевой, который бы пробил отсечку белого шума. Сказать: «Ребята, ситуация критическая. Смотрите, убирайте пожалуйста ваши ушные затычки и слушайте. Потому что на самом деле, без обратной связи управление приводит систему к развалу». Это однозначно так.
И если, условно говоря, Павел Николаевич наберет там 4-5-6% голосов, это будет системой восприниматься так: «Ребята, о чем бы там ни говорили Калашников, Стрелков, все реально здорово. Если там есть два-три сумасшедших, это не повод ориентироваться на их мнение».
Другое дело, когда неважно, спойлер — не спойлер, манипуляция — не манипуляция, представляете, если вдруг если будет (утрирую) 35%. Вот на этот сигнал вот так просто будет невозможно не отреагировать.
Я допускаю, что скорей всего, результат где-то будет посередине. Но чем выше он будет, тем возможность пробить отсечку белого шума будет выше. Но, если вы говорите, что это не даст в принципе ничего, то такая вероятность есть. Может быть. Даже, условно говоря. 49% на 51%, ноль реакции и ничего. Есть такая вероятность. Но если мы в принципе не попытаемся (действовать) в этом направлении, то тогда мы в принципе ничего не успеем сделать к 18 числу.

И. Стрелков: Здесь я уже говорил в прошлой передаче у Максима Калашникова, что здесь есть опасность, с учетом того, что Грудинин — фигура согласованная, этой даже не отрицаете возможности.

В. Боглаев: Я допускаю!

И. Стрелков: Допускаете. Ну, а я в этом уверен. Здесь есть опасность, что он сыграет ту же самую роль, что сыграл в свое время генерал Лебедь. Который тоже мощно выступал, с патриотических позиций, а потом просто обменял свои проценты на место красноярского губернатора, и возможно, какие-то перспективы на будущее, которых у него не было, но тем не менее, он о них думал.

М. Калашников: Игорь Иванович, ну пусть, пусть, …

И. Стрелков: Я хотел продолжить. Давайте отбросим эту возможность как таковую, давайте представим, что Грудинин как-то там манипулируется, но не до конца. И что, поскольку я его лично знаю, человек он отнюдь не простой, отнюдь не такой простачок и слабачок, человек с характером и харизмой, человек с умом, человек с большим жизненным опытом и с конкретными навыками. Вот поскольку я его знаю, допустим, что он способен на самостоятельную игру.
А вот здесь возникает вопрос: а как вот тот Грудинин, которого мы видим сейчас, именно сейчас, поведет себя в момент, когда он получит очень большую, серьезную, ну на уровне 20%, даже 25% поддержку населения, как он себя поведет? Вы знаете? Я – нет! Я не знаю, как он себя поведет. Потому что, по сути, сейчас он ведет свою программу, с одной стороны, как спойлер, а с другой стороны, как популист. Он говорит о том, как он сделает всем хорошо, на его съездах рассказывают, как он весь свой коллектив в Турцию отвозил. У него нет как такой, личной программы вообще. У него есть программа КПРФ и набор популистских лозунгов.
Простите, а другого это не напоминает? Мы подкатываемся к кризису, жёсткому кризису. Кто себя вел крайний раз в нашей истории недавней именно таким образом: обещал всем все…

М. Калашников: ЕБН. Ельцин Борис Николаевич.

И. Стрелков: ЕБН! При этом надо понимать, что ЕБН был человек тоже с большой харизмой, пробивной, энергичный. И нельзя сказать, что он совсем был безталанный — все-таки большой областью руководил в течение достаточно многих лет.

М. Калашников: Игорь Иванович, но вы же не предлагаете…

И. Стрелков: Я говорю о том, что мы поддерживаем, на самом деле, кота в мешке. А не будет ли вариант такой, что мы его поддержим, страна ухает в очередной кризис, у нас уже по факту имеется потенциальный вождь, имеющий очень мощную поддержку людей, которые за него голосовали, и от него что-то все ждут. А потом он начинает делать совершенно другое, чем ожидалось.

М. Калашников: Думаю, что вы здесь немножко, как говорится, шарахаетесь от тени. Почему? Потому что во-первых, Грудинин вполне управляемый, его… можно в любой момент можно… (показывает рукой) … привернуть

И. Стрелков: А кем, кем он управляемый? Мы не знаем, кем он управляемый.

В. Боглаев: Мы начинаем сворачивать на обсуждение человека в данном случае.

М. Калашников: О, нет, нет, нет. Дело в том, что у него очень много уязвимых точек. И если он поведет себя не так, он лишится всего…

И. Стрелков: Так дело в том, что им могут управлять те же самые люди, но в совершенно других целях от заявленных. Извините, Борисом Николаевичем тоже управляли. И управляло им ЦК КПСС, но не с целью сохранения КПСС и СССР. Я говорю о той опасности, которая существует. Вы призываете поддержать человека, проголосовать за него, но вы не знаете ни его программы, ни того, что на самом деле от него ждать. Я его знаю лучше вас.

М. Калашников: Он ведет себя слишком шёлково, чтобы…

В. Боглаев: Можно я скажу…

И. Стрелков: Это сейчас он ведёт себя шёлково.

В. Боглаев: Игорь Иванович, я не сторонник сейчас еще раз возвращаться к грехам человека — Грудинина, не Грудинина — неважно, и планировать то, как он себя поведет. Мы говорим о роли личности в истории, в какой-то мере. На мой взгляд, надо акцентироваться не на роли сейчас вот, в данный момент, действия Павла Николаевича, а на том, что вы совсем недавно сказали, и я с вами согласен — что на самом деле, реформы сверху намного более предпочтительны, чем революция снизу. Крови будет меньше. Однозначно. Нашей, русской крови.
Поэтому, я совершенно не уверен, что даже если Павел Николаевич наберет больше половины, условно говоря, что именно на нем та или иная элита — а революцию сверху будет проводить та или иная элита — согласует между собой именно эту фамилию.
Другое дело, что набор Павлом Николаевичем того или иного процента, высокого, даст сигнал…

М. Калашников: Толкнёт.

В. Боглаев: … силам, которые готовы, и только ищут время для старта для реформ сверху, о том, что — да, сигнал получен, сигнал сильный. Павел Николаевич, спасибо за проделанную работу, почва, судя по всему, готова. Электорат и страна готовы к реформам сверху.
Я на это надеюсь. Я могу быть наивным. Я могу ошибаться, но я должен на это надеяться. Потому, что если на это не надеяться, то, вообще говоря, ситуация совершенно безнадежная. Потому что, в противном случае, если нет сил, которые смогут сделать реформу сверху, революция снизу будет просто задавлена. А если она будет сделана, то её сделают по примеру майдана, просто это…

И. Стрелков: На развал страны.

В. Боглаев: Народ как мясо используют, и всё. Поэтому на мой взгляд, вопрос голосования за Грудинина — это вопрос не выбора того или иного человека, это вопрос подачи сигнала, что страна готова к реформам сверху. И пока не поздно, надо делать реформу сверху. Если это не совсем однозначно воспринимается… Я могу заблуждаться, у меня гораздо меньше информации, чем у вас — безусловно, это так. Но, работая, допустим, с теми или иными министерствами, в правительстве, я точно скажу, что по поводу того, что делает Минэкономразвития, Центробанк там, и всё остальное, у меня однозначное понимание того, что это вот отделы одного… Они выполняют очень эффективно цели и задачи в рамках задач глобального разделения, глобального капитала.
И, с другой стороны, когда работаешь с руководителями среднего, и даже высшего звена Минпромторга, Минсельхоза — я вам скажу, там не надо никого агитировать за национально ориентированные проекты. Понимаете, они сами кого хочешь из нас убедят в том, что необходима локализация, дальнейшее освоение технологий. Необходимо любыми зубами на себе рвать рубашку, чтобы технологии и развитие в стране осталось. Их уговаривать не надо. Поэтому я бы не стал говорить о том, что отсутствуют силы, которые нацелены на серьезные реформы.
На мой взгляд, страна не сможет сохранить своих границ без развития технологического. Так вот, вопрос технологического развития — это вопрос обороноспособности. Безусловно, они настолько взаимосвязаны.

И. Стрелков: Это аксиома, здесь никто не спорит. Безусловно.

В. Боглаев: Так вот, как раз и здесь, на мой взгляд, у нас есть возможность поддержки, но мы же понимаем, что никто, даже из национально ориентированных членов Правительства, не позволит себе кинуть голос за Павла Николаевича Грудинина. По объективным причинам, понятно почему. Но, с другой стороны, если вдруг завтра кто-то над ними скажет: ребята, всё, что касается национально ориентированного производства, поддержки отечественного производителя, развития технологий, процентных ставок, банковского кредитования, выход из ВТО — всё мы это Вам даём, вам пять лет на поднятие с колен… Мы на эксперименте «Ростсельмаша», Кировского завода видим прекрасно, что за три года в разы, в три, в четыре, в пять раз объёмы производства и реализации выросли.
Этот эксперимент, который на самом деле не развивается не потому, что министерства технические: «Минпромторг», «Минсельхоз» — его не поддерживают. Ни копейки не выделяется из других министерств. Если на каждый рубль, вложенный в развитие «Ростсельмаша», в этом же году «Ростсельмаш» умудрился отдать два рубля, возникает вопрос: разве это расходы бюджета? Это доходы
бюджета. Если они тебе на рубль в этом же году два сдали, дай им два — они тебе четыре отдадут!

М. Калашников: А теперь это в масштабе всей страны…

В. Боглаев: Совершенно верно. Поэтому вот здесь я ещё раз говорю: я не хочу Павла Николаевича обсуждать с точки зрения его личных качеств. Этот человек выбран историей. На его место мог случайно попасть, или не случайно, любой другой. И на нём эта ноша, не совсем уверен, что он был к ней готов изначально.
Теоретически, человек, который всю жизнь занимался бизнесом, я думаю, скажи ему год назад, что он будет выдвигаться, он, наверное здорово бы посмеялся, но теперь эту ношу…

И. Стрелков: Нет, не думаю. По моему общению с ним в 2011-2012 году, этот человек уже тогда имел очень серьёзные политические амбиции. Очень серьёзные.

М. Калашников: А я всё-таки, друзья, предлагаю… Да, он сейчас вроде как медиум получился. Если всё-таки послать через него сигнал? Может быть, рискнём? Потому что, в ЕБН-а чтобы он вырос…

И. Стрелков: Понимаете, я не скрываю ситуацию, то есть, я рассматриваю, что страна находится на грани коллапса. Сколько лет нам осталось до падения в этот коллапс, я не знаю. Может, год, может быть, месяц даже — мы не знаем, как оно будет. Февраль на носу. Может быть, месяц остался, может быть, год, может быть два. Может быть, до 2021 года дотянем, когда Владимир Владимирович, по некоторым данным, планирует осуществить операцию «преемник».

В. Боглаев: Тем более, тогда надо думать над тем, чтобы выбор преемника был более ориентирован национально.

И. Стрелков: Понимаете, так или иначе, мы страна монархическая, по взглядам населения. У нас в стране всё зависит от Первого лица. Сейчас, выдвигая Грудинина и поддерживая его в качестве единственного кандидата, от нас, мы его фактически наделяем колоссальнейшей сакральностью. И уже у нас не будет другого выбора потом. Я в данном случае даже не говорю, что это не надо делать. Я просто это на обсуждение вам в качестве тезиса выдвигаю. Смотрите, Вы говорите: неважно, кто будет представлять нас.
Как раз очень важно, кто будет представлять нас, кто будет возглавлять нас. Чрезвычайно важно. Потому что человек, который не имеет твёрдых устоявшихся взлядов, человек, который является популистом, то есть, готовый вилять в ситуации вправо-влево в зависимости от того, как ему покажется выгоднее, он страну от коллапса не спасёт. Для того, чтобы остановить процесс разложения, остановить процесс развала, потребуются достаточно решительные методы и осознание чёткой линии, куда он хочет прийти.

В. Боглаев: Игорь Иванович, тогда из Ваших слов два простых тезиса. Первый тезис: в принципе, на роль лидера, по определению, не может быть выдвинут собственник бизнеса. Потому что уязвимость будет 100%-ная.

И. Стрелков: Ну, не без этого.

В. Боглаев: Всё. Тогда, значит… И я, наверное, с этим соглашусь. Собственник бизнеса на роль лидера не может быть… Иначе…

М. Калашников: О чём мы сегодня уже и говорили.

И. Стрелков: С другой стороны, если он не готов будет реально отказаться от бизнеса ради…

В. Боглаев: А он готов отказаться будет, но он просто не успеет. Его уберут раньше, чем он откажется, и весь ресурс с этим закончится.
Второй момент, тезис — мы говорим о том, что к 18 марта к тому, чтобы подать сигнал, мы не готовы в принципе, в том числе, национально ориентированные силы. На мой взгляд, мы сейчас сказали две вещи простые. Первая вещь, что, ребята, к 18 марта видимо из той ситуации неопределённости каждый из национал-патриотов должен принимать решение самостоятельно, исходя из неоднозначности ситуации. Вы говорите, что не стоит поддерживать Павла Николаевича Грудинина, я говорю, что стоит, условно говоря.
Но после 18 марта жизнь не заканчивается. И ещё не значит, что 19 числа у нас не поменяется сакральный лидер, и дальше. Другое дело, что Вы говорите о чём: этот сакральный лидер, в том или ином виде, не должен быть собственником бизнеса. Допускаю.
Мы с Максимом Калашниковым ещё летом прошлого года пришли к одному выводу, что единственная сила, которая может выдвинуть несгибаемого возможного представителя — неважно, как, неважно, кто он там сейчас в этой системе — это тот или иной силовой орган России. Просто потому, что возможности сломать, повлиять, найти болевые точки там тоже будут, но их будет значительно меньше в силу профподготовки — раз, менталитета определённого — два, и наконец определённого окружения и опыта — три.

И. Стрелков: А вот здесь я хотел развить Вашу мысль. На самом деле, когда, — помните, мы голосовали этих пять кандидатов: Соболева, Грудинина, Болдырева, Квачкова, Вас голосовали в качестве выдвижения. На самом деле, когда я голосовал за вас как за команду (единственно, что я не голосовал за Соболева, потому что я видел его два раза всего, я воздержался), я делал это вполне осознанно. Почему я делал это осознанно?
Всё, что Вы говорите, для меня очевидно. И уязвимость бывает не только у людей бизнеса. Уязвимость и у военных бывает колоссальная, на самом деле. У меня тоже есть, естественно, целый набор уязвимостей, которые очень сильно, может быть, могли бы повлиять, если бы выдвигался я, например. Мы пытались создать с вами команду. Идеология «народных лидеров» — действительно создать команду, где каждый член команды компенсировал бы недостатки других.

В. Боглаев: Ну, и снимал риски.

И. Стрелков: Снимал бы риски и в то же время отвечал бы за определённые вопросы. Я действительно понимал, что в той команде, которая как бы наметилась к формированию, у меня есть та узкая специализация, где я действительно силён, и где мне, когда эта команда пойдёт на выборы, условно говоря, будет поручено говорить от имени этой команды по этим узким вопросам, не влезая в другие сферы.
В этом отношении, если бы Павел Николаевич Грудинин вёл свою программу по-настоящему, как нами задумывалось, то значительные риски были бы сняты. Ему не нужно было бы ошибаться, несколько раз самого себя поправлять по вопросу о минских соглашениях, о положении с Украиной. Он бы не ляпнул, на мой взгляд, совершеннейшую глупость по поводу того, что в Сирии мы хорошо и правильно воюем. На это могут быть разные мнения, но по крайней мере он бы вообще постарался обойти этот вопрос, потому что он провальный совершенно.

М. Калашников: По Сирии говорил бы представитель Совета народных лидеров, который ведёт это направление.

И. Стрелков: Да, который ведёт, который владеет этой темой. Может быть, даже не я, но по крайней мере компетентный.

М. Калашников: Но принцип понятен. Грудинин не попадает в дурацкое положение…

И. Стрелков: Грудинин выступал бы как лидер сплочённой компетентной команды, в которой есть такие специалисты, как Вы, производственники; есть относительные специалисты, как я. Где есть Соболев, условно говоря, который будет говорить за армию, за вооружённые силы; где есть Ивашов, который тоже может на эту тему сказать.
А что мы видим сейчас? Мы видим, что Грудинин на всё отвечает сам, отвечает невпопад, откровенно слабо и вызывая волны критики не просто со стороны противников, а со стороны потенциальных сторонников. Это получается, что фактически нашу команду народных лидеров он не рассматривает вообще. Вот, рядом с ним Зюганов, иногда можно видеть Болдырева. Всё. А команды нет.
Поэтому, если мы собирались наступать «свиньёй», выдвинув вперёд Грудинина, это значит, что за его спиной — плечи товарищей. Вот так мы могли бы действительно добиться серьёзного результата. А так получилось, что мы где-то там, а он — где-то тут, наверху, витает в облаках.

М. Калашников: Друзья мои, я постараюсь вас не то, чтобы примирить, но как-то сгладить несколько углы.

И. Стрелков: Нет, я в данном случае предъявляю претензию: нет штаба избирательного, нет его как такового. Я не вижу его работы, наоборот, даже если он там есть, я его не вижу.
Если Грудинин действительно хочет выразить какое-то мнение, довести это мнение, он должен его хотя бы сформулировать. А так он, допустим, наберёт благодаря пропаганде (в том числе, часть кремлёвских интернет-троллей брошены на его поддержку, часть — против него, но тем не менее), наберёт он свои 20-25%. А программы-то у него нет. Ну, нет её. На что реагировать власти, увидев такую поддержку Грудинина? Что Вова постарел, надоел, что пора его менять? Но они это и так понимают.

В. Боглаев: Я не думаю, что мы сейчас должны серьёзно воспринимать программу, ту или иную. Любая программа…

И. Стрелков: А тогда получается, если у него нет программы, то за что тогда люди голосуют? За персоналии опять? Как за Путина? Такого, как Путин, полного сил, такого, как Путин, чтобы не пил?

М. Калашников: Подождите, Игорь Иванович, «20 шагов» есть, пусть при всех недостатках это всё-таки некая альтернатива…

И. Стрелков: Чему? Там только экономика.

М. Калашников: Да, там не хватает, согласен.


И. Стрелков: А почему тогда Грудинин не баллотируется на пост премьер-министра?




Стрелков, Strelkov, Игорь Иванович Стрелков, Игорь Стрелков, Стрелков Игорь

О Втором съезде НПСР

Побывал на 2-м съезде "Народных лидеров"- НПСР. Именно так, поскольку "уклон в НПСР" (давно обозначившийся) вполне оформился. Некоторые свои мысли попридержу "до после 23-го", а некоторые - вообще, поскольку некорректно выносить их на широкую публику, состоя в движении. Однако позволю себе констатировать чистейший факт:

Вопрос о действиях "народных лидеров" в случае, если 23-го на съезде КПРФ кандидатом будет все-таки утверждён Зюганов (либо кто-то не из числа "НЛ") - не рассматривался вообще. Следовательно, имеется два варианта: а) существуют некие "гарантии" (о которых мне не известно), данные Болдыреву, Грудинину, Филину от лица руководства КПРФ; б) что делать в таком случае - "орговики" "НЛ-НПСР" просто не знают.


[Читать дальше]Оба варианта, на самом деле, имеют под собой основания. Пункт "а" и так понятен (если я о чём-либо не знаю, то это не значит, что "оного" не существует в природе). С пунктом "б" тоже всё ясно - твёрдо и заранее "привязавшись" к решению съезда КПРФ, НПСР, по факту, лишило себя возможности для маневра, потеряв время и потратив и без того крайне скудные ресурсы на работу именно в данном "коридоре". И теперь, если в субботу "коммунисты" снова выдвинут "кого-то не того" - что делать дальше - неизвестно. Шансов попасть на выборы и сколько-нибудь всерьёз в них поучаствовать (хотя бы попав в СМИ) уже, практически, не остается. В нынешней конфигурации, по крайней мере.

Со своей стороны я просто повторюсь: если КПРФ на своем съезде выдвинет "безсменного лидера" или еще какого-нибудь "афонина", а НЛ-НПСР будет предложено (за неимением альтернативы) поддержать оного, то я под такую "замену" не подпишусь "от слова вообще никогда и ни при каких обстоятельствах".

Поэтому спокойно и без особых эмоций ждём субботы.





Стрелков, Strelkov, Игорь Иванович Стрелков, Игорь Стрелков, Стрелков Игорь

Цена сирийской авантюры - потеря своих земель

Продолжение беседы с Максимом Калашниковым о сирийской авантюре, которая уже привел к поражениям Кремля на Украине, к потере Приднестровья и к страшной запущенности дел внутри РФ. Чем это грозит?



[Смотреть текстовую версию]М. Калашников: Сейчас на Украине начинается, судя по всему, новый круг нестабильности. Возможно. Может, конечно, Михо-майдан пока не вызвал таких многотысячных толп сторонников. Хотя кто-то за ним пошёл. Но Украину начинает, действительно — вот и Эль Мюрид говорит, я читал статью Эль Мюрида, что на Украине всё-таки подходит цикл новой смуты. С теми же лозунгами люди выходят, что и в 2013 году. Получается, снова Российская Федерация к этому моменту оказывается не готовой.

И. Стрелков: Российская Федерация не готова, в первую очередь, не в военно-техническом и материальном отношении (хотя здесь тоже неготовность колоссальная, намного меньшая готовность, чем в 2014 году), не в моральном плане не готова. Самое главное — не готовы на ментальном уровне наши государственные руководители. Они уже на Украине сдались. Понимаете? Единственное, на что они надеются — это сохранить хотя бы что-то для сохранения своего лица. То есть, Крым. К которому они теперь привязаны и никак не могут его отстегнуть. Это всё, на что они надеются. Поэтому, даже если в Киеве произойдёт новый майдан, новый раскол, что-то ещё, вряд ли Москва отреагирует, хотя бы и так же нерешительно, как в 2014 году. По причине того, что вопрос о санкциях, вопрос о давлении Запада теперь для них является ключевым и решающим. Если, условно говоря, завтра провозгласят где-то в Одессе или в Харькове народную республику, то теперь…

М. Калашников: «Мы умываем руки, всё, всё, всё!»

И. Стрелков: Да, да, да. Это будут показывать по телевизору, и всё. И, условно говоря, даже если появится очередной Стрелков с 50-ю автоматчиками, будет сделано всё, чтобы он не прошёл, а если прошёл — чтобы его уничтожили как можно скорее. Вот, сразу. По причине того, что они категорически боятся и страшатся, обжегшись на молоке, они будут дуть на воду.

М. Калашников: Мне хороший мой друг из Донецка говорил: да вот надо не повторять ошибок, надо сейчас закладывать подполье, пользуясь тем, что сейчас следующий круг борьбы за Украину…

И. Стрелков: Кто будет закладывать подполье?

М. Калашников: Да кто уже? Всё уже, да.

И. Стрелков: Кто будет закладывать подполье? Никто не будет. На Украине, даже если произойдёт очередной майдан, к власти придёт ещё более антироссийская хунта. Ещё более радикальная. И к этому идёт объективно, и это будет, рано или поздно. Если Порошенко будет недостаточно радикален, ему на смену поставят кого угодно: Авакова, и вплоть до Яроша включительно.

М. Калашников: Я наоборот сыграл бы… Но это, опять же, надо играть за страну. Сыграл бы на поддержку какого-нибудь Яроша, «Правого сектора», чтобы быстрее…

И. Стрелков: Максим, они не способны ни на что играть.

М. Калашников: Ну, тем более, что Тиллерсон сказал, что Крым придётся всё-таки отдавать. Это уже понятно.

И. Стрелков: Вы же помните, они же приветствовали избрание Трампа шампанским.

М. Калашников: Тухло. А я тут недавно поместил отрывки из новогоднего «Голубого огонька», с 2016 на 2017 год, где так здорово Трамп в исполнении Стоянова пел. Это понятно.

И. Стрелков: В принципе, мы вкатываемся в очередную стадию системного кризиса, общего, военного, военно-политического и экономического. И он будет только развиваться. Такие новости, о которых мы говорим, они будут практически теперь каждый день. И действия российских властей будут всё более и более судорожными. Вот то, что сейчас объявил Путин, — это, на самом деле, судорожный шаг. Совершенно судорожный шаг.

М. Калашников: Да, согласен.

И. Стрелков: Он нелогичен, но, собственно говоря, вся операция в Сирии противоречит любой логике. В общем, ещё раз, резюме. Дай Бог, чтобы наш экспедиционный корпус убрался из Сирии до того, как его разгромят. То, что Асад в итоге потерпит поражение, я, к сожалению, в этом не сомневаюсь. Главное, чтобы под раздачу не попали дополнительно наши люди.
Но ведь Вы помните, Путин уже один раз выводил, в марте 2016.

М. Калашников: Было такое.

И. Стрелков: Да.

М. Калашников: Потом снова пришлось вводить.

И. Стрелков: Он клялся, что там не будет сухопутного контингента. В результате, там воюют многие и многие тысячи, постоянно, пехоты. Именно русской пехоты. Воюют с очень большими потерями. С потерями, которые в удельном отношении намного выше, чем наши потери в Афганистане. Имеется в виду не общее, сколько там за 10 лет набили в Афганистане, а относительно того времени, которое заняло это.

М. Калашников: Пропорционально.

И. Стрелков: Намного больше потери, чем в Афганистане.

М. Калашников: Ужасное состояние, когда видно, что ты ничего не можешь сделать, а конструкция начинает уезжать вбок. У меня такое чувство уже раз было.

И. Стрелков: Между прочим, на Донбассе сейчас достаточно жёсткое обострение, о котором опять же как-то помалкивают. В среднем, мне пишут, два-три убитых в день, каждый день, среди ополченцев. Это только в районе Донецка, в районе Донецкого аэропорта и Ясиноватской развязки. В районе Ясиноватской развязки такие потери, что людей из других бригад, из других подразделений переводят туда. И так-то некомплект в пехоте, там, 60-70%, а приходится

М. Калашников: Да их просто мелют в этом, как мясорубкой.

И. Стрелков: Да, мясорубка просто. Новые люди не поступают служить, естественно, идиотов нет. Никто ни во что не верит, никто не хочет. А старый контингент, который ещё на что-то годен, — вот его сейчас отправляют туда, перемалывать. И при этом звучат громогласные заявления о победах, о том, что там новый котёл, ещё что-то. Реально украинские войска постепенно продвигаются, захватывают позицию за позицией. Да, это продвижение очень медленное, они чисто тактически, но количество рано или поздно переходит в качество. И я не удивлюсь, если через какое-то время мы узнаем, что занята Ясиноватская развязка, что аэропорт в руках у украинских военных.

М. Калашников: Ну, да, сами минские соглашения подписывались как раз на фоне того, что ведь Донецк оказался охваченным с Запада. Фактически ведь войска-то в лесу стоят у городской черты.

И. Стрелков: Фактически, давайте вспоминать, что когда, к сожалению, меня там уже не было, к моменту подписания соглашений, но это надо было иметь колоссальнейший государственный и военный ум, чтобы оставить украинские войска на позициях, действительно, по окраинам Донецка.

М. Калашников: Это всё равно, что Сталин согласился бы в Финской войне — да пусть ваша артиллерия остаётся в двадцати километрах от Ленинграда, от Питера, в данном случае. А тут ещё ближе.

И. Стрелков: Вообще, даже сравнивать со Сталиным невозможно, потому что Сталин, если воевать — то он воевал. Успешно, неуспешно — но он воевал, по-настоящему, на 100%. Эти недоделкины воюют на четверть и наполовину. Сначала они воевали наполовину, а сейчас они, не знаю, на одну восьмую, что ли, воюют.
Они не знают, что такое война, и не понимают вообще её. Но зато это, опять же повторяю, золотое дно, которое позволяет им ультра-, супер-обогащаться. В том числе, верхушке наших военных позволяет обогащаться. Наших силовиков, которые замечательно там сидят на контрабанде сигаретами, что в Луганске, что в Донецке. На контрабанде алкоголем и всем прочим. Которую они крышуют и получают с этого деньги. Я не могу озвучить некоторые фамилии, но мне известны люди в чинах генерал-полковников, лично известны, которые, я знаю точно, очень хорошо зарабатывают на этом.

М. Калашников: Как в Афганистане, когда Афганистан превратился в некий такой… В привитую такую опухоль, болезнетворную, которая начала разлагать общее тело вооружённых сил Советского Союза…

И. Стрелков: Тогда главная опухоль сидела в Кремле.

М. Калашников: Это понятно.

И. Стрелков: Всё остальное — это были мелкие метастазы, которые проникают…

М. Калашников: Но сейчас то же самое, Игорь Иванович, получается. Но я имею в виду ту роль, как армейская верхушка начинает разлагаться, торговый свой гешефт делать.

И. Стрелков: Да не начинает...

М. Калашников: А продолжает.

И. Стрелков: А продолжает. Всё это было и в первую Чечню, и во вторую Чечню, цвело пышным цветом и пахло. Это продолжается и сейчас. Воры и жулики не могут переродиться. Вот их назначь хоть фельдмаршалами, хоть графами, хоть там учёными — они всё равно будут воровать и жульничать.

М. Калашников: В моей жизни это действительно безпрецедентная ситуация. Нет, то что кризисные явления мы уже видели в конце 80-х — начале 90-х — это одно. Другое дело — создать чётко два мира. Есть мир виртуальный, если смотреть телевизор — ну, что, всё нормально, ура, да здравствует, вперёд — одни победы. И есть второй мир — мир реальный. Я понимаю, что победа над электоратом одержана полная, он ничего не понимает, он не шевелится.

И. Стрелков: На самом деле, основная часть населения абсолютно равнодушна к войне в Сирии. Вот абсолютно равнодушна.

М. Калашников: Да, я тоже это понимаю.

И. Стрелков: И надо ещё понимать, что абсолютная, большая часть образованного населения, то есть, того, которое сохранило образование, которое хоть что-то понимает, вообще эту войну, как минимум, не поддерживает.
Если какая-нибудь бабушка, насмотревшаяся телевизора, где-нибудь в Волосово или где-нибудь в Сибири и поддерживает путинскую операцию, то Путину от этого, на самом деле, ни тепло, ни холодно. Потому что от бабушки не зависит ничего. Вот вообще ничего. Даже если она пойдёт и проголосует — ну, вот разве что это. Но голосованием не будет решаться судьба ни Путина, ни кремлёвской олигархии. Ну никак.
А вот поддержку всего среднего класса, почти всей собственной опоры, всей олигархии и значительной части бизнес-элиты они потеряли уже. Сейчас они опираются только на чиновников и на достаточно узкую группу олигархов, которые с падением Путина потеряют всё, потому что они тоже получили чёрную метку от Запада. Но при этом у них всё равно не хватает мозгов принять срочные меры, потому что они, во-первых, не могут, во-вторых, не умеют и, в-третьих, боятся. Они надеются на прощение. Вот мне интересно, Сечин, который просто обречён при победе либералов, которая сейчас просматривается практически безспорно…

М. Калашников: Безспорно, это 100%.

И. Стрелков: Вот, что он сейчас делает? Почему он ничего не делает? Он что, рассчитывает, что ЧВК Вагнера его спасёт или какие-то другие формирования? Так они не у него в руках. Нет, ну, может они рассчитывают установить здесь военную диктатуру? Но с Путиным военная диктатура невозможна. Более того, даже если убрать персоналию Путина и оставить всю ту компанию, которая собралась, не будет работать ничего.

М. Калашников: Ничего, это жалкая команда, она во-первых, распадётся.

И. Стрелков: Они, во-первых, распадутся, во-вторых, они не смогут объединиться, потому что они друг другу не доверяют. А не доверяют они друг другу потому, что они никогда не выполняют своих собственных обещаний и обязательств. И, в-третьих, они ничего не умеют. И, самое главное, они ни за что не хотят и не умеют отвечать. А какая диктатура может быть, если люди не хотят и боятся ответственности? Не может быть никакой диктатуры.
У нас любят ссылаться на генерала Пиночета, вот, нам бы такого пиночета… Очень спорное утверждение, но как бы — возьмём. Пиночет ничего не боялся. Все репрессии, которые он проводил, а репрессии проводил он жёсткие, правильные, неправильные — другой вопрос, но он не боялся их проводить по одной простой причине: он действовал исходя не из корыстного интереса, а из собственных убеждений.
Может быть, у него, конечно, и был корыстный интерес. Но особых, насколько я понимаю, миллиардов или миллионов у него не нашли, даже когда его арестовали. Но он исходил из убеждений. И поэтому он действовал жёстко и решительно. И так или иначе он, действительно, заставил Чили пойти по тому пути, по которому хотел, чтобы она пошла, он. А эти на что способны? Они ни на что не способны, они ни за что не могут и не хотят отвечать.

М. Калашников: Да, и на фоне, собственно говоря, принца этого, бен Сальмана, который вот сейчас, на наших глазах, из элитных выродков выжимает 800 миллиардов долларов, здесь — липовые совершенно победы. Что хотят в Саудовской Аравии — понятно, и там действительно реальные достижения. И что они хотят построить, ясно. А здесь — картонная победа, театр, имитация. Совершенно согласен.

И. Стрелков: Если годами набирать в администрацию президента и в управляющие органы не тех, кто делает, а тех, кто умеет красиво доложить и дать картинку, то что может быть другого?

М. Калашников: Ну, нас с Вами упрекают, что мы всё время говорим, что и то не так, и то не этак, а власть, соответственно,…

И. Стрелков: Знаете, более того, нас упрекают и нам говорят: «а вы подскажите, как сделать?». Ну, допустим, мы скажем. Но делать-то нам не дадут. Вот, посмотрите, даже в области создания ветеранской организации «Союз добровольцев Донбасса» кого поставили во главе? Жуликов и прохиндеев. Которые не добровольцы, во-первых, и во-вторых, ничего не умеют делать, кроме как заниматься пиаром. Пиар-специалист Бородай, жулик, прохиндей и пиар-специалист Пинчук, ну, и дальше можно перебирать по пальцам. Козицин жулик бегает патентованный, судимый ещё в советское время, изгнанный из прапорщиков внутренней службы.
Вот, пожалуйста, это как слепок, это зеркало, слепок с общей системы. У них на каждое дело находятся только такие же кадры, какие они сами. Что они могут сделать?

М. Калашников: Игорь Иванович, я понимаю, что всё это внешнее спокойствие, что бы там ни считал электорат (верный электорат обработан), — оно сменится такой смутой…

И. Стрелков: К сожалению, я в этом не сомневаюсь. Некоторые упрекают меня даже в злорадстве. Возможно, в некоторых моих постах в соцсетях создаётся впечатление, что я злорадствую. Ничего подобного. Это у меня просто идёт обычная защитная реакция, психологическая. Я понимаю, как всё будет плохо, но мне, как и всем, на самом деле не хочется об этом даже думать, как будет плохо, насколько будет плохо. И я просто так вот ехидствую, чтобы заглушить свою собственную тревогу и, в какой-то степени, ужас перед будущим. Но, в отличие от тех, кто просто ужасается, я понимаю, что надо будет делать и как надо будет делать. Но от этого ситуация легче не будет.

М. Калашников: Да, придётся действовать в условиях дичайшего дефицита времени, кадров, средств — это понятно.

И. Стрелков: Да и я тоже уже не молод, к сожалению.

М. Калашников: Это понятно. Просто-напросто я давно уже живу с ощущением, Игорь Иванович, дежавю, просто в новых условиях. И я понимаю, что им дадут, может быть, переползти эти мартовские выборы, так называемые.

И. Стрелков: Может быть, дадут, может быть — нет.

М. Калашников: Может быть, дадут. Скорее всего, дадут.

И. Стрелков: Система будет рушиться, это понятно. Они её будут взрывать, разрушать. Единственное почему им могут дать переползти и мартовские выборы, и немножко позже, — это потому, что они не готовы оккупировать нашу территорию. Это очень затратное мероприятие, к которому они только начали готовиться. Они только начали создавать группировку в Польше, в Прибалтике и по окрестностям.

М. Калашников: Только занялись внутренней логистикой, построением коммуникаций в Европе.

И. Стрелков: И потребуется год-полтора на то, чтобы сосредоточить необходимые силы и средства. Но, опять же, у них есть свои экстремисты, которые хотят всё и сразу. И у них есть свои безумные совершенно люди, которые вообще ни о чём не думают.

М. Калашников: Это о ком Вы?

И. Стрелков: Помните такую Джейн Псаки?

М. Калашников: Аналог Захаровой, или Захарова аналог её.

И. Стрелков: Аналог Захаровой или не аналог Захаровой, вообще-то, это достаточно крупный чиновник. По всем меркам, и по американским тем более. И, скажем так, человек, который интересовался историей Соединённых Штатов и вообще англосаксонского мира в начале 20 века, то есть, сто лет назад, я могу сказать, если бы тогда чиновник на таком посту один раз сказал то, что сказала Псаки, примерно, то, скорее всего, он бы вечером застрелился. Были совершенно другие представления о чести, и прочее. И если бы он не застрелился, то в любом случае он с позором вышел бы в отставку. И никогда бы его больше никуда не взяли. Но Псаки, как Вы помните, год или полтора озвучивала абсолютный бред, и её в итоге убрали, конечно, но…
Так там таких Псаки — море. Англосаксонский мир тоже деградирует. Россия просто, как обычно, находится во главе процесса деградации европейской цивилизации. Саморазрушения европейской цивилизации. Как обычно, нам в этой ситуации достаются самые тяжёлые, самые кризисные моменты. Но кризис-то общий. И кризис элиты западной тоже имеет место. И поэтому, исходя из того, что у них там тоже кризис мозгов и кризис морали, а мораль и мозги всегда связаны, они могут совершать ошибки. Они могут, действительно, считать, что необходимо разрушить, пока есть возможность, скорее, скорее.

М. Калашников: Я думаю, что они всё-таки представляют опасность применения ядерного оружия, что будет ответный удар и что победителей не будет. Я другое считаю, что если такие отморозки и поступят так…

И. Стрелков: Если ответный удар будет. Тут же, понимаете… Вспомните тот же 1917 год, 1991 год. В 1917 году нас была 7-миллионная армия, по-моему. Мобилизованная, боеспособная, может быть, не самая лучшая, но достаточно. А в 1991 году без войны у нас была 3-миллионная армия, со вторым или даже, может быть, первым в мире запасом ядерного оружия. Это спасло страну?

Читать полностью на личном сайте